June 5th, 2020

2013.Апрель.

Вирусология страха: откуда взялся прогноз о "миллионе зараженных" в Израиле и кому это выгодно.

Вирусология страха: откуда взялся прогноз о "миллионе зараженных" в Израиле и кому это выгодно.
Можно предположить, что настоящая цена нового премьерского кресла Нетаниягу - 170 миллиардов шекелей.
Владимир Бейдер.
בנימין נתניהוБиньямин Нетаниягу. Фото: Йоав Дудкевич.
Вероятно, все уже забыли, что это правительство, наполовину состоящее из министерств неизвестно чего, возглавляемых неизвестно кем, является экстренным и чрезвычайным. Его крестным отцом был вирус COVID-19. Якобы ради борьбы с ним перед лицом смертельной эпидемии политические противники забыли свои распри - и сошлись вместе для спасения страны.
Collapse )
2013.Апрель.

Либерман рассказал о двойной игре Нетаниягу под видом аннексии

Либерман рассказал о двойной игре Нетаниягу под видом аннексии.
Лидер НДИ уверен, что за 14 месяцев, минувших с момента заявления Нетаниягу о распространении суверенитета на Иорданскую долину, можно было завершить этот процесс. Но у премьера, как считает Либерман, иные планы.
Вести - Ynet
אביגדור ליברמן באולפן ynetАвигдор Либерман в студии Ynet. Фото: Ави Муалем.
"Нет никакой аннексии, есть план Нетаниягу по созданию палестинского государства". Об этом в четверг, 4 июня, сказал председатель партии НДИ Авигдор Либерман, выступая в студии Ynet.

По словам Либермана, глава правительства тщательно маскирует свои истинные намерения не только от граждан, но даже от руководства ШАБАКа и начальника генштаба ЦАХАЛа.
Collapse )
2013.Апрель.

Советник Ганца раскрыл секрет скандала в его штабе за 5 дней до выборов: "На человека давили"

Советник Ганца раскрыл секрет скандала в его штабе за 5 дней до выборов: "На человека давили".
Стали известны новые подробности предвыборного скандала в Кахоль-Лаван, когда один из руководителей штаба назвал Ганца "опасностью для народа Израиля".
Вести - Ynet.
תמונתו של רונן צורРонен Цур. Фото: Моше Нахумовиц.
"Ганц полный ноль", "Ганц - опасность для народа Израиля": ближайший советник главы Кахоль-Лаван раскрыл секреты скандала в предвыборном штабе партии за 5 дней до выборов. Сейчас, когда Бени Ганц стал альтернативным премьер-министром и вошел в правительство Нетаниягу вопреки своим предвыборным обещаниям, его бывший советник Ронен Цур дал откровенное интервью. Полный текст публикуется в приложении "7 ямим" к газете "Едиот ахронот" в пятницу, 5 июня. А в четверг, 4 июня, сайт Ynet опубликовал некоторые выдержки из этой беседы.
Collapse )
2013.Апрель.

Экс-депутат Йегуда Глик пришел выразить соболезнование арабской семье и был избит

Экс-депутат Йегуда Глик пришел выразить соболезнование арабской семье и был избит.
Йегуда Глик пытался выразить соболезнования родителям Иада Альхалака, застреленного по ошибке полицейскими.
Вести-Ynet.
יהודה גליק הותקףЙегуда Глик в больнице. Фото: Служба скорой помощи (МАДА).
Неизвестные напали в четверг, 4 июня, на бывшего депутата кнессета Йегуду Глика и избили его. Инцидент произошел в Вади-Джоз, одном из восточных районов Иерусалима возле траурного шатра арабской семьи Альхалак.

Религиозный экс-парламентарий пришел к шатру, чтобы выразить соболезнования родителям Иада Альхалака, застреленного 30 мая по ошибке бойцами пограничной полиции. Находившиеся на месте родственники и соседи погибшего встретили Глика враждебно и выгнали его. После этого один из присутствующих догнал его и избил.
Collapse )
2013.Апрель.

"Системный расизм" - это новый кровавый навет

"Системный расизм" - это новый кровавый навет. СМИ, политики и черные активисты ложно обвиняют всех белых американцев в "расизме" - точно так же, как российское правительство и пресса в 1903 году дружно винили евреев.minnesotaФото: Getty Images
Беспорядки, начавшиеся в Миннеаполисе, - прямое следствие лжеистории, которой пичкают нас последние полвека СМИ, Голливуд и большинство колледжей и государственных школ. Выдуманный "системный расизм" приписывает белым коллективную вину за всякую несправедливость, - причем больше всех достается христианам, республиканцам и тем, кто любит Америку.
Эти белые - новые евреи. А Миннеаполис - новый Кишинев.
Collapse )
2013.Апрель.

Левые радикалы довели до совершенства искусство бунта

Левые радикалы довели до совершенства искусство бунта.  Мы стали свидетелями зарождения полномасштабного мятежа, который ультралевые готовили на протяжении десятилетий.
minnesota protestФото: Getty Images.
Убийство Джорджа Флойда в Миннеаполисе стало лишь предлогом для радикалов, чтобы разжечь пламя бунта. Когда в интернете появилась видеозапись с Флойдом, воинствующие ячейки "Антифа" в считанные часы провели мобилизацию и отправились в Миннесоту на помощь бунтовщикам из движения "Жизни чернокожих важны". Правоохранительным органам и даже национальной гвардии Миннесоты очень трудно подавлять этот мятеж.
Портленд, Окленд, Лос-Анджелес, Даллас, Атланта - вот лишь некоторые города, которые утром проснулись и обнаружили на месте коммерческих предприятий одни только дымящиеся руины. Массовые протесты и беспорядки с применением насилия прошли почти в 30 городах. Как минимум три человека на сегодня погибли.
Collapse )
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 1,2

Лев Каневский.
Каннибализм.

Вступление.

Читатели могут спросить меня: какую цель я преследовал, когда писал книгу на такую тему, как каннибализм? Ответ на этот вопрос, однако, довольно прост — слишком мало научных исследований на европейских языках посвящено этому. На свои запросы в Королевский антропологи­ческий институт Великобритании и Северной Ирландии я получил такой исчерпывающий ответ: «Нам ничего неизвестно о существовании вразумительной научной работы по проблеме каннибализма. Материалы на эту тему, к сожалению, разбросаны по многим книгам и периодическим изданиям». На мои просьбы об оказании помощи от Британского музея пришел такой ответ: на полках этой уникальной библиотеки с книжным фондом более 8 000 000 томов, которые, если поместить их одна за другой, покроют расстояние в восемьдесят миль, нет ни одной работы, посвященной такой обширной области антропологии, как каннибализм и человеческие жертвоприношения. В этом отношении отличились только немцы, но переводов этих книг на английский язык мне обнаружить не удалось. Поэтому в конечном итоге я решил заполнить этот зияющий пробел.
   По своей природе человек — животное плотоядное. Он ест мясо. Либо в силу врожденного инстинкта, установившейся традиции, либо в силу собственного выбора около трех миллиардов населения Земли — мясоеды. В какой-то мере это не может не вызывать удивления — ведь в любой временной период потребление мяса значительно уступает общему объему потребления растительной пищи — овощей, кореньев, трав и т.д. Более того, совсем немногие овощи являются несъедобными как для человека, так и для животных.
   На Земле едва ли найдутся виды живых существ, которых бы не попробовал человек. Можно даже сделать некий кулинарный экскурс. Мы поедаем бифштексы, бараньи отбивные, телячьи мозги, коровьи языки, бекон и ветчину, не говоря уже о многочисленных «деликатесах» из мяса диких животных — кенгуру, обезьяны и медведя. Как писал Редъярд Киплинг в своем «Благородном и щедром ките», человек ест все: «морских звезд и морских щук, камбалу, ската и его родню, скумбрию и извивающегося угря». Не избежал этого и сам кит — китовое мясо употребляют во всем мире, не говоря уже о дарах моря — многочисленных головоногих и моллюсках, которым от роду более 200 миллионов лет, чего, скорее всего, не знает рядовой потребитель.
   Можно по пальцам перечесть тех птиц, которые не попались бы в силки или не были убиты из ружья, сварены и съедены, — от страуса-эму до жаворонка и канарейки. На самом деле страсть человека к плоти, к мясу, настолько неудержима, что он исследовал возможности потребления куда меньших по размерам существ, обнаружил, что попал на такую территорию, население которой по своему разнообразию многократно превосходит все его потребности. Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43897209367/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-1-2?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 3,4

Глава третья.
Обширное царство каннибалов.

 Отлично вымуштрованный отряд, бездушных и беспощадных воинов-мясников, граждан той страны, в которой господствовала инквизиция, под командованием Эрнана Кортеса, прибыв в Мексику в 1519 году, состоял из бойцов далеко не слабонервных, давно привыкших к душераздирающим сценам жестокости, насилия и кровопролития. Поэтому они нисколько не удивились тому, что ацтеки постоянно приносят людей в жертву своим богам. А разве сами испанцы и другие европейцы с изощренной методичностью не раздрабливали кости своих жертв на дыбе, не разрывали их на части, привязывая к четверке лошадей, разве не избавлялись от женщин, обвиненных в колдовстве,  отправляя на костер?
   И все же они не были до конца готовы к тому, что им предстояло увидеть в Мексике.
   Нигде в мире в такой мере не процветала финансируемая государством религия, чье искусство, архитектура, различные ритуалы до последней степени были подчинены господству откровенного насилия, смерти, тлена и болезней. Нигде прежде не видели они стены больших храмов и дворцов и прилегающие к ним площади с такой потрясающей экспозицией челюстей, зубов, пальцев с длинными ногтями, рук, костей и разверстых черепов. У Кортеса и его приятеля-конкистадора Бернала Диаса не оставалось и тени сомнения по поводу религиозного значения этих вселяющих в душу ужас, искаженных лиц, вырубленных в камне. Боги ацтеков поедали людей. Они пожирали их сердца, пили их кровь. А объявленная во всеуслышание главная обязанность ацтекских жрецов состояла в бесперебойном снабжении их новыми человеческими сердцами, новой теплой кровью, чтобы не дать повода своим божествам прогневаться и нанести им непоправимый урон, навлечь на них болезнь, порчу и позволить им таким образом уничтожить весь мир.
   Испанцам впервые удалось увидеть внутреннее убранство главного храма ацтеков, когда последний из ацтекских царей Монтесума пригласил их туда на экскурсию. Сам царь все еще не принял окончательного решения, что ему делать с пришельцами, — и это была ошибка, которая очень скоро станет для него роковой, — когда пригласил испанцев подняться по 114 ступеням к двум храмам-близнецам Уицилопоутль и Тлалок, сооруженным на вершине самой высокой пирамиды Теноутитлан, возведенной в центре сегодняшнего Мехико-Сити. «Когда мы поднимались по длинной и высокой лестнице, — писал в своих воспоминаниях Бернал Диас, — перед нашим взором открывались другие храмы и священные места поклонения, все они были построены из белого камня и блестели на жарком солнце. На вершине пирамиды на открытом воздухе стояли громадные валуны, на которых  приносили  в  жертву богам несчастных индейцев. Там мы увидели большое неуклюжее изваяние, похожее на дракона, и множество других каменных фигур с жестокими, злыми лицами, — сколько же крови пролилось на наших глазах в тот день! Потом Монтесума повел своих гостей полюбоваться богом Уицилопоутлем. У него было широкое лицо и чудовищные, вселяющие панический страх глаза. Перед ним догорали сердца трех индейцев, которых принесли ему в жертву. Стены и пол храма были настолько густо залиты кровью, что казались черными, а во всем помещении стояла отвратительная вонь. В храме другого бога тоже все вокруг было залито кровью: и стены, и даже алтарь, стояло такое зловоние, что мы едва дождались момента, чтобы поскорее уйти оттуда».
   Главным источником «пищи» для ацтекских богов были пленники, которых вели вверх по ступеням пирамиды к храмам. Там их хватали четверо жрецов, распинали на каменном алтаре и одним мощным ударом острого ножа из вулканического стекла, который им подавал пятый священнослужитель, вспарывали им грудь от плеча до плеча. Из груди несчастного вырывали еще бьющееся сердце и тут же сжигали его на огне. Таким было жертвоприношение. Мертвые тела сбрасывали с пирамиды вниз, по крутым ступеням.
   Иногда таким ритуальным жертвам, особенно отличившимся в бою воинам, предоставлялась особая привилегия: они могли защищаться перед тем, как принять верную смерть. Бернандо де Саагун, величайший историк и этнограф, специалист по ацтекам, так описывал эти «потешные» бои:

 "...Они также умерщвляли некоторых пленников, устраивали для этого демонстрационные бои. Привязывали несчастного обреченного за талию длинной веревкой, пронизав ее через паз круглого, как мельничный жернов, камня. Это давало ему возможность более или менее свободно передвигаться по ограниченному пространству. Потом ему вручали оружие. Против будущей жертвы выходило обычно четыре воина в полном воинском снаряжении, с мечами и щитами. Они обменивались с ним яростными ударами, покуда пленник не падал, бездыханный, к их ногам...»   Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43416733695/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-3-4?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Глава 5

Глава пятая.
Кровожадность в дебрях Амазонки.

 Что общего между такими людьми, как знаменитый французский писатель-моралист Мишель Монтень, не менее известный французский писатель-реалист Гюстав Флобер и художник-график Теодор Жерико? На этот вопрос возможны два ответа: одно и то же место, одна и та же тема. Место — это город Руан с его Сеной, впадающей в Атлантический океан, откуда началась эпоха Великих географических открытий, связанная с Большими и Малыми Антильскими островами и Бразилией. Впоследствии, добившись сытного буржуазного благополучия, он отгородился от остальной страны излучиной своей реки и философскими идеями. Тема — это каннибалы, явившиеся сюда в качестве посланников поистине Нового Света, высадившиеся здесь среди бревен, тюков с хлопком и мешков, набитых пухом и пером. Они оказались здесь, в этом городе, в самой глубине Нормандии, на едва заметном пороге океана, от которого сюда доносятся лишь слабые, чуть слышные его ворчания, нарушающие здешнюю первозданную тишину. Первая встреча произошла в 1562 году. Руан только что отбит королевской армией у протестантов. Прорвавшись через брешь в стене возле порта Сент-Илэр, французские войска под командованием герцога Франсуа де Гиза и коннетабля Анн де Монмаранси в течение суток разграбили город. Потом, в продолжение нескольких недель шли казни еретиков, которые целых полгода безраздельно господствовали в этом городе. Началось сведение счетов. Когда наконец все успокоилось, сюда пожаловали повелители Франции: двенадцатилетний король Карл IX и его мать, всемогущая Екатерина Медичи. Вскоре там объявился и Монтень.
   И вот на фоне завоеванного после долгой борьбы, полуразрушенного города происходит событие, лишь на первый взгляд ничтожное, не заслуживающее внимания: только что доставленные из Бразилии каннибалы с кислыми физиономиями разглядывают Европу, гордящуюся своей высокой цивилизацией, о которой им столько раз талдычили миссионеры, прославляя на все лады ее достоинства. К ним, однако, проявляют повышенный интерес, оказывают всевозможные знаки внимания. Сам король, оказывая дикарям честь, принимает их у себя, долго беседует с ними. Перед их глазами — все великолепие королевских апартаментов, вся роскошь королевского двора, этот красивый город, скорее то, что от него осталось после месяца осады и испытаний. Но они едва удостаивают все это небрежным, критическим взглядом. Никаких восторгов, никакого восхищения — лишь удивление и сомнение. От их ответов их королевское величество испытывает только смущение. Они его озадачивают. А дикари с удивлением разглядывают этого юного короля, совсем мальчишку, и, указывая на соседство бедняков с богачами, спрашивают, почему «те терпят такую несправедливость», почему они не хватают богачей за горло, не предают огню их роскошные дома.
   Монтень и сам идет на риск, пытаясь поговорить с ними. Но его вопросы в отличие от короля носят политический характер, словно он по своей воле оказался на их территории, чтобы стать представителем каннибалов здесь, во Франции. Его одолевает любопытство. Ему ужасно хочется знать, как функционирует монархия у дикарей. Каковы привилегии короля Бразилии? Первым идти в бой, отвечают ему. Сколько воинов в его армии? Четыре или пять тысяч — столько, сколько могут заполнить свободное пространство, отвечает ему вождь, обводя широким жестом вокруг себя. Матросы называют его «королем». Какие почести кроме воинских ему оказывают? Когда он посещает свои деревни, то местные жители вырубают в густом лесу для него специальные тропинки, чтобы он смог беспрепятственно по ним передвигаться...  https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43918828221/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glava-5?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Глава 6

Глава шестая.
Континент, залитый кровью.

В январе 1948 года, в субботу вечером, Мочесела Кото сидел в хижине, потягивая пиво с Дейном Ракачаной и еще несколькими гостями, приехавшими в деревню Молой в Базутоленде на свадьбу (ныне независимое государство Лесото на территории Южной Африки). Во время вечеринки в его дом пришла жена вождя со своими преданными людьми и шепнула кое-кому из гостей: «Убейте Мочеселу для меня. Мне нужно приготовить из него колдовское снадобье, которое я повешу в амулете на шею своему сыну, чтобы он мог получить желаемое место. Те, кто вздумает мне не подчиниться, будет убит».

   Один из ее верных слуг отвел в сторонку Дейна. Он объяснил ему, что происходит, сообщив, что все готово к исполнению злодейского плана. Дейн, подойдя к Мочеселе, тихо сказал ему: «Кузен, давай-ка выйдем на минуту». Тот, ни о чем не догадываясь, вышел с ним из хижины, где шестнадцать человек уже ожидали его вместе с женой вождя и двумя ее служанками. Кивком головы она поприветствовала Дейна, напомнив ему о ее приказе. Она тут же велела своим людям схватить несчастного. Когда его схватили за руку, он закричал: «Отец мой, Фоло, неужели ты собираешься убить меня?». Но Фоло молчал. Тогда он сказал, снова обраща ясь к нему: «Освободи меня, и я подарю тебе моего черного быка!». «Я не твой отец, и мне не нужен твой бык, мне нужен ты, только ты», — ответил Фоло. Мочесела вдруг громко завопил, но убийцы быстро заткнули ему рот и потащили его подальше от деревни. Дейн отгонял любопытных мальчишек, которые прибежали на душераздирающие вопли жертвы. Отыскав местечко поукромнее, они быстро раздели его догола, уложили на землю. Тут же появилась масляная лампа, при свете которой палачи, ловко орудуя ножами, отрезали от тела жертвы несколько кусочков мяса. Фоло облюбовал икру ноги, второй — бицепс на правой руке, третий — вырезал кусок из правой груди, а четвертый — из паха. Все эти кусочки они разложили на белой тряпке перед Мосалой, местным знахарем, которому предстояло приготовить необходимое снадобье. Один из них собирал в котелок струящуюся из ран кровь. Дейн, вытащив нож, содрал всю плоть с его лица до костей — от лба до горла, вырезал язык и выколол глаза. Но жертва их умерла только после того, как ее полоснули острым ножом по горлу. Жена вождя, которая хладнокровно наблюдала за экзекуцией, поблагодарила за услугу всех, отдала распоряжение побыстрее избавиться от трупа...

   Таково краткое содержание свидетельств, зачитанных от имени Британской короны в Верховном суде, где разбиралось уголовное дело в связи с ритуальным убийством — «Король против Мамакхабаны и его пятнадцати сообщников». Нужно отметить, что подобные ритуальные убийства в стране приняли угрожающий размах. Единственной целью варварского обряда было получение особого снадобья под названием «диретло», а для этого требовалось разрезать в определенном порядке плоть живого человека, причем жертва должна быть обязательно соплеменником, выбранным для этого знахарем племени, который разглядел в этом человеке нужные магические способности, необходимые для приготовления сильнодействующей микстуры. Иногда он даже мог выбрать родственника одного из участников обряда. Никаких подробностей относительно выбора намеченной жертвы никогда никому не сообщалось. Те, кого об этом спрашивали на суде, утверждали, что ничего об этом не знают.

   Для приготовления «диретло» требовалось не только срезать плоть у живого человека, но потом еще его и умертвить, а труп вначале спрятать в тайном месте, после чего оставить на земле, где-нибудь подальше от деревни. Способ такого ритуального убийства тоже был тщательно разработан, В судах, где перед правосудием представали виновники такой чудовищной практики, так и не удалось выяснить, что же из себя представляет это снадобье, каково его применение. Точнее говоря, это было не снадобье и не медицинское средство, а скорее заклинание, призванное либо излечить болезнь или. напротив, вызвать ее у другого. Как выяснилось в ходе разбирательства этого судебного дела, жена вождя не очень хотела заполучить желанное место вождя для своего сына — скорее, напротив, она намеревалась сделать все, чтобы не допустить этого, так как в таком случае лишалась бы своей власти регентши при нем. Но она скрыла свой первоначальный умысел. В другом случае суд рассматривал другое, связанное с ритуальным убийством, уголовное дело — с целью получения противоядия от такого заклинания.

   «Диретло» прежде назывался «дитло», и в XIX веке его приготовляли главным образом из плоти чужеземцев, прежде всего пленников. Представители власти считали, что изготовление такого средства было не столько древним обычаем, сколько средством междоусобной племенной розни в этом регионе в этом столетии, что стало истинной «чумой» для местных жителей, так как постоянно требовалось все больше и больше оберегающих от сглаза микстур, приготовленных из вражеских пленников. «Диретло» пришло на смену «дитло», когда такие войны прекратились и приток пленников оскудел. В 1949 году появился специальный доклад, в котором повышенный спрос на этот медикамент объяснялся «усилением стресса и беспокойства, причиняемых современным образом жизни», хотя племенная жизнь в Базутоленде ни по каким стандартам отнюдь не напоминала современную. «Дитло» и его производное «диретло» приготовлялось одинаковым способом. Куски человеческого мяса сжигались на огне с целебными травами и другими ингредиентами, покуда в результате не получалась обугленная масса, которая сбивалась и смешивалась с животным или человеческим жиром, после чего образовывалось что-то вроде черной мази. Это вещество помещали в полый маленький рог от козла, называемого «ленака» — иногда точно так же называлось и это снадобье. Когда-то «ленака» пользовались только могущественные вожди. Один из них, рог Моисея, стал общенациональным фетишем племен базуто — он использовался для укрепления тела и духа воинов перед битвой, для защиты родной деревни вождя, для противодействия заклинаниям врагов-магов.  Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43760419101/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glava-6?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 7,8

Глава седьмая.
Людоеды в шкуре леопарда.

 Сьерра-Леоне, расположенная на побережье Западной Африки, — просто крошечная страна по сравнению с громадной Нигерией. Живущие здесь племена, вполне естественно, менее разбросаны, более сплочены, установить связь между ними гораздо легче. Сегодня она, как и соседняя Нигерия, все увереннее занимает одно из важных мест в списке экспортирующих стран, так как в Сьерра-Леоне много богатых залежей железной руды, кроме того, она поставляет на мировой рынок золото, алмазы, какао-бобы и пальмовые орехи. Эта тихая, ничем особенным не привлекающая к себе внимание страна в прошлом была родным домом вселявших во всех панический ужас «Обществ леопарда», одной из немногих африканских стран, где каннибализм достиг наивысшей организации. Местные людоеды были настолько едины, настолько тесно связаны друг с другом, их ритуальные церемонии, как и многочисленные табу, настолько тщательно разработаны, что об этих племенах ходили легенды, причем такие страшные, что заставляли в ужасе содрогнуться даже самого мужественного и бесстрашного человека.
   «Общества леопарда» в Сьерра-Леоне существовали с незапамятных времен. Еще в 1607 году один европейский путешественник, посетивший эту страну, писал, что в ее глубинке живут свирепые людоедские племена, которые носят шкуры леопарда. В 1807 году прибрежная часть Сьерра-Леоне стала британской колонией, но «Общества леопарда» действовали там с такой осторожностью, в такой секретности, что англичане, по сути дела, лишь в 1891 году впервые осознали, что же происходит на принадлежавшей ныне им территории. Но даже сейчас англичане были не в силах во всем разобраться, так как их каннибалистская деятельность протекала в такой тайне, что, по сути дела, была скрыта как от глаз европейцев, так и самих африканцев.
   Однако то и дело отовсюду поступали сообщения о заживо сожженных людях, что приводило в сильное раздражение британские власти. Все, конечно, знали о существовании ритуальных убийств, но никто даже предположить не мог, что они достигли таких поразительных масштабов. Первое подробное донесение в виде жалобы потенциальных жертв поступило из окрестностей города Бого, но в нем говорилось не о зверствах и странных ритуалах «леопардов», которые впоследствии вызывали такой скандал, а только об игре, получившей название «тонго». В ее финальной части около восьмидесяти человек были брошены в костер и сожжены заживо. Сразу же последовала официальная реакция губернатора, и эта странная игра, «во время которой самым незаконным образом сжигаются живьем люди», была в колонии запрещена.
   До властей, однако, продолжали доходить сообщения о еще более страшных массовых убийствах в глубине джунглей. Ими занималась целая организация, которая впоследствии стала «Обществом людей-леопардов». Чтобы покончить с такой практикой, правительство приняло драконовские законы. Первый из них — в 1896 году. В преамбуле к нему говорилось: «Так как многие убийства совершаются людьми, одетыми в шкуры леопарда, вооруженными ножами с тремя лезвиями, известными под названием «нож леопарда», то любой человек, носящий шкуру леопарда так, чтобы быть похожим на этого зверя, нож с тремя лезвиями или имеющий при себе местное снадобье «борфима», будет рассматриваться как преступник со всеми вытекающими отсюда последствиями». Полиции были представлены все необходимые полномочия, и она могла производить обыск в поисках таких предметов без всякого ордера.
   «Люди-леопарды» произвели такой фурор в колонии, что пришлось даже изменить границу зоны их действий. Чтобы покончить с таким невиданным злом, правительство создало в глубинке «протекторат», чтобы теперь осуществлять свой контроль над этой частью страны, где жители были предоставлены самим себе и делали что хотели. Таким образом, вождям местных племен грозили суровые кары, если только они отказывались сообщать о деятельности «Обществ леопарда» и о совершаемых ими зверствах.
   Но «людям-леопардам» было наплевать на могущественную Британию. Ситуация еще ухудшилась в 1901 году, когда в глубине страны было обнаружено другое общество «людей-аллигаторов», которое работало рука об руку с «леопардами». В первый закон было внесено дополнение — теперь преступником считался также любой человек, носивший шкуру крокодила.  Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43140023371/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-7-8?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Глава 9

Глава девятая.
Боги Индийского субконтинента тоже жаждут.

Учение Махатмы Ганди превратило современную Индию в заповедник ненасильственных действий. Но природа людей всегда двойственна — в той же Индии, где родился в прошлом столетии Ганди, а двадцать четыре века до этого Гуатама Будда, история человеческих жертвоприношений весьма продолжительна. Разрабатывая удивительно странные методы принесения в жертву богам людей, индусы проявили такую изобретательность, которую не сыскать в других странах мира.

   Мы, по сути дела, вступаем в совершенно иное измерение в области жертвоприношений. Если иудеи, греки и римляне каким-то образом пытались, по крайней мере, уменьшить поток жертвенной крови, то в остальных частях мира, чуждых греческим и христианским традициям, ничего подобного не происходило. Будь то в Индии, Юго-Восточной Азии, Океании, Африке или Америке доколумбовой эпохи — повсюду живые люди приносились в жертву алчущим крови богам до самого прихода туда европейцев, зверства которых, в свою очередь, отличались совершенно иной жестокостью. В Западной Африке или в Мексике времен ацтеков человеческие жертвоприношения были настолько чудовищны, что вызывали ужас у первых белых захватчиков. В Индии меньше всего приносили людей в жертву две тысячи лет назад — во времена расцвета буддизма. Рекордного уровня человеческие жертвоприношения достигли в эпоху английской колонизации. Формы жертвоприношений, свидетелями которых становились англичане, были настолько разнообразными, что я, не будучи в состоянии охватить их все, решил ограничиться только несколькими, наиболее экзотическими обрядами. Прежде всего остановимся на таком обряде, как сжигание живьем вдов.
Типично индийская смесь насилия и мягкости поражала европейцев, отношение которых к этой стране постоянно менялось, переходя из одной крайности в другую. Англичане в основном с уважением относились к индийской религии, однако постоянно выражали надежду на то, что в один прекрасный день индусы уверуют в Христа и распрощаются со своими языческими идолами и жестокими обычаями. Англичане, эти христиане, судили обо всем только по видимым злоупотреблениям людей, которые относились к женщинам как к несушкам, жили в тесных домах, как в курятнике, и считали куда большим грехом убить корову, нежели человека. Они хоронили молодых женщин живыми и выдавали маленьких девочек за стариков, а их детей потом выбрасывали в устье Ганга на корм крокодилам.

   Только после того, как с вопиющими злоупотреблениями было в основном покончено, более духовный и более пассивный индийский подход к жизни теперь вызывал не только похвалы, но и зависть со стороны европейцев, начинающих сомневаться в своих благословенных материальных успехах. Христиане сотнями потянулись на Восток, выражая горячее желание посидеть у ног какого-нибудь гуру и испить сладкого нектара жизни, построенной на самоотречении. Индуизм уже не отвергали с презрением как низкое идолопоклонство, что обрекало его на уничтожение, а рассматривали как мистический ключ, способный открыть врата рая и привести к истинной свободе. Уже почти все забыли о детях, которых индусы бросали на съедение акулам, о вдовах, сожженных на кострах, о «мериа» (жертва), умерщвленных с помощью тысячи порезов, нанесенных на тело, — все были охвачены эйфорией новой веры, темные стороны которой теперь никто не замечал.

   Так как человеческие жертвоприношения продолжались и при английском правлении, все они были самым аккуратным образом запротоколированы и их число тщательно подсчитано — редкий случай государственной статистики. Великое разнообразие чудовищных обрядов, наличие достоверных и полных данных о них превращали Индию в желанную страну для ученых и исследователей. Кроме британской статистики мы располагаем индийскими религиозными текстами самого раннего периода, в которых отражены человеческие жертвоприношения с самыми яркими подробностями. Веды были составлены около 1400 г. до н.э., а «Яджурведа» открывается песнопениями, предусмотренными для каждого такого акта. Там перечисляются имена различных богов вместе с той жертвой, которой тот отдает предпочтение, например жрец — для Брахмы, музыкант — для бога музыки, рыбак — для бога рек и т.д. Одна из ранних форм жертвоприношения для достижения могущества человека над всеми земными тварями требовала принесения в жертву одиннадцати человек и одиннадцати выхолощенных коров. Принесение в жертву коней, чтобы разбогатеть, предусматривало и убийство человека. Однако несправедливо считать, что принесение людей в жертву богам — индийская монополия в азиатских странах. «Сати», как европейцы называли обычай самосожжения вдовы вместе с трупом мужа, был не только индийским, но и китайским обрядом, а в Юго-Восточной Азии ритуальные убийства принимали самые разнообразные формы. До недавнего времени бирманские цари сжигали жертвы живьем у ворот своей столицы, чтобы «их духи охраняли город». В Таиланде, когда закладывался новый город, воины царя из засады выслеживали первых попавшихся четырех пешеходов, которых хоронили живьем под столбами ворот. Им теперь предстояло играть роль ангелов-хранителей.

   Хотя индусы практиковали множество различных форм человеческих жертвоприношений, они редко съедали свои жертвы. От такой людоедской практики до нашего времени дошли лишь слабые отголоски из далекого прошлого. Например, у отдаленного племени ооруйя жрец, приносивший человеческую жертву богу войны, говорил, обращаясь к соплеменникам: «Это приношение богам вам потом придется съесть». Отдельные случаи каннибализма происходили в некоторых частях Северо-Восточной Индии. В начале XIX века ежегодно жертва приносилась матери-богине Кали, жене индийского бога Шивы, так как считалось, что она питается исключительно человеческой плотью. В новых одеждах, с гирляндами на шее, добровольная жертва обычно сидела на возвышении перед изображением богини, читая про себя молитвы. Завершив чтение, человек подавал палачу особый знак, и тот, тут же срубив ему голову, помещал ее перед богиней на золотом блюде. Только легкие жертвы варили, и их съедали присутствовавшие на казни йоги, а члены семьи местного царька довольствовались лишь горсточкой риса, сваренного в крови жертвы. В 1832 году один раджа, которому не хватало добровольцев для такого ритуала, насильно захватывал с этой целью людей за пределами своего штата, и в результате англичане отобрали у него его владение. Иногда жертвоприношения в честь матери-богини принимали масштабы массового кровавого убийства. В Ассаме, на северо-востоке Индии, когда раджа Нарам Нарайана возводил в 1585 году храм, он по этому случаю принес в жертву 140 человек, отрубленные головы которых поднес богине Кали на бронзовых блюдах, так как у него не было в это время достаточно золота. Подбор добровольцев для этой цели носил случайный характер. Этих людей называли «бхога», их осыпали всевозможными милостями до того дня, когда праздник в честь богини обрывал нить их жизни. Но если добровольцев не хватало, то могли схватить любого крепкого человека. Индусы часто обставляли такие обряды некоторыми тонкостями, но основные формы жертвоприношений оставались без особых изменений. Например, в большом храме Шивы в Танжоре каждую пятницу богам приносили в жертву мальчика, пока англичане не запретили подобную практику. В городе Джайпур в 1861 году, когда раджу короновали после смерти его отца, была принесена в жертву молодая девушка в честь богини Дурги, жены Шивы. Обычай хоронить людей под новыми строениями не исчез и в нашем веке: люди во многих регионах Индии твердо верят до сих пор, что жизнь человека необходима для этой цели, и когда поблизости возводится какое-нибудь здание, стараются не выходить из дома, чтобы не стать нечаянными жертвами. Джордж Григсон, опубликовав свою книгу «Сельская жизнь в Бихаре», рассказывал, что для нее ему потребовалась фотография типичного бихарского дома. Бабушка в одной семье, однако, не позволила ему заснять на пленку ни одного из своих внуков и внучек. Она объяснила, что неподалеку от них правительство возводит новый мост через реку Гандак и строителям нужны детишки, чтобы похоронить их живыми под сваями. Довольно распространенными были жертвоприношения духам воды и рек, так как речных демонов ужасно боялись. Еще до 30-х годов XIX века правитель Мевара в Южной Индии перед тем, как переправиться через реку Махи, непременно приносил в жертву человека, тело которого после этого ритуала выбрасывали в воду на корм рыбам.   Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43183838697/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glava-9?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 10,11

Глава десятая.
Сжечь вдову!

Первые христиане считали самоубийство единственной возможностью избежать греха, хотя за последние 1400 лет христианская церковь неумолимо учила, что самоубийство — это проклятое Богом дело. Такую практику до небес восхваляли писатели в Индии и Китае, ее традиционно почитали в Древнем Риме и Японии. Очень часто сами боги одобряли такой акт, не обращая никакого внимания на технические «трудности», связанные с гибелью кого-нибудь бессмертного. Так, в одном из песнопений индийских мифологических вед читаем: «Господь, создавший все живые твари, принес себя в жертву». Скандинавский бог Один покончил с собой, повесившись на ветке дерева. Он долго после этого раскачивался на холодном ветру. В Мексике, когда наступила кромешная темнота, два бога бросились в костер и вышли оттуда как новое Солнце и новая Луна, создав Пятый мир, начав эру ацтеков. Таким образом, их царство, само их новое существование, стали возможны только через гибель этих божеств.
Если справедливо представление, что человек отдает одну жизнь, чтобы тем самым спасти многих, то жертва в некоторых случаях может стать собственным палачом. Следовательно, наше первоначальное представление о жертвоприношении должно включать самоубийство, если только оно преследует собой религиозную цель. Принцип остается тем же, он не меняется. Неважно, примет ли человек смерть на алтаре от собственного удара мечом или от чужой руки. Само собой разумеется, самоубийство нельзя исключить из жертвоприношений как таковых, и его даже можно вполне рассматривать как их наивысшую форму, ибо чем меньше добровольности в ритуальных убийствах, тем меньше они нравятся богам. В этом прежде всего на себя обращает внимание жертва, принесенная Иисусом Христом. На практике довольно трудно провести четкую разграничительную линию между свободно выбранной смертью и смертью по принуждению — в некоторых обрядах наблюдаются элементы, сочетающие и то и другое. Например, если в Индии вдова поднимается на костер ради самосожжения, то она недвусмысленно совершает акт самоубийства. Если же женщина подвергалась сильному религиозному давлению со стороны родственников и у нее не оставалось иного выхода, а для этого подчас ее даже приходилось привязывать веревками к спине умершего мужа, то здесь налицо ритуальное убийство, даже если несчастная станет всех заверять, что она идет на такой шаг по собственной воле.

   В Индии кроме «сати» существовало множество других форм религиозного самоубийства. Первые индийские священные писания упоминают о такой практике, хотя она, конечно, сильно пошла на убыль с распространением по всей стране буддизма в VI веке до н.э. Тогда людям было строго запрещено убивать себя, хотя в некоторых буддийских текстах такой акт иногда оправдывается. Только после упадка буддизма и возвращения на сцену индусских богов традиция ритуальных самоубийств возродилась с новой силой. В «Пуранах», этих религиозных текстах первых веков укрепления христианства, мы видим совершенно иное отношение к самоубийству — его даже восхваляют, если только этот акт проходит в священных местах и с выполнением определенных обрядов.

   В упомянутых текстах авторы утверждают, что такое самоубийство — это не право жертвы, а предоставленная ей привилегия. Это не побег от нечистых, а вознаграждение за аскетическую жизнь, достижение высокого уровня совершенства. Главной причиной было желание одним махом прервать вечный цикл рождения и смерти, к которому приговорен каждый индус, так как самоубийцы, по их представлениям, не могли вернуться назад, на Землю. Такое правило распространялось и на жертву «сати». Вдова умершего человека, принявшая добровольную смерть на костре, уже никогда не возвращалась в этот мир. Другим предлогом была месть за причиненное зло. Духи самоубийц обычно вызывали у всех ужас, и они всегда преследовали тех, кто нанес им оскорбление. Если кредитор постился возле дома своего должника, то тот должен был поскорее заплатить ему деньги, если он только не хотел, чтобы заимодавец умер, а его дух не давал ему покоя на Земле. В Раджистане существовала некая секта «бардов», которые умели заставить людей выполнять свои требования — «трага». Бард обычно проливал собственную кровь или кровь своего родственника, призывая гнев богов на головы злоумышленника, упрямство которого привело к такой своеобразной жертве. Иногда целый отряд бардов окружал дом обвиняемого, и они начинали обряд голодания, заставляя и всех обитателей дома голодать вместе с ними, что продолжалось до тех пор, пока не были удовлетворены все их условия. Дух самоубийц бардов считался священным, и именно он внушал величайший ужас. «Трага», таким образом, превратилась в способ вымогательства денег.

   Существовало немало специальных мест, предназначенных для принесения себя в жертву. В одном из текстов «Пуран» говорится, что тот, кто расстался со своим бренным телом в Пехоа, на северном берегу реки Сарасвау, прочитав предварительно все полагающиеся по такому случаю молитвы, уже никогда не умрет. В другом тексте рекомендуется совершать самоубийства в Каси, в районе Бенареса. Этот древний город, по существу, был Меккой для паломников со всей страны, которые были убеждены, что если они добровольно умрут в Каси, то прервется их жизненный цикл и они наконец не будут вовлечены в череду бесконечных рождений. Сам бог Шива предлагал спасение тем, кто отважился умереть в этом месте, и он даже нашептывал им на ухо свою молитву. Другим священным местом было слияние двух рек: Ганга и Ямуны, здесь, как считалось, было удобнее всего полоснуть себя ножом по горлу. Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43636051146/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-10-11?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 12,13

Глава двенадцатая.
Новая Гвинея: «мстительный» каннибализм и табу.

 Если путешествовать к востоку от Борнео, окруженного тремя морями, то можно добраться до Новой Гвинеи, этого второго по величине острова в мире. Мы снова в бассейне Тихого океана.
   Новая Гвинея лежит к югу от экватора, а ее северная оконечность находится почти на нем. Остров разделен на приблизительно равные части — с севера на юг — прямой линией. К западу — это часть, принадлежавшая когда-то голландцам, теперь входит в состав Республики Индонезия, а на востоке бывшие протектораты Англии и Австралии теперь образовали территорию государства Папуа-Новая Гвинея. Этот регион островов, расположенных в Тихом океане, называется Меланезией — «черными островами». Там живут чернокожие люди с курчавыми волосами.
   И в метафорическом смысле Новую Гвинею можно назвать «черной». Здесь повсюду до недавнего времени практиковался самый отвратительный, самый свирепый каннибализм. На самом деле это один из немногих регионов в мире, где и в середине нашего столетия и даже позже каннибализм никак нельзя было назвать приметой далекого прошлого. На Новой Гвинее до сих пор существуют обширные неисследованные районы, не нанесенные на карту.
   Во всемирной «лиге» «охотников за черепами» второе после дайяков место занимают племена папуасов, сосредоточенные в основном в западной половине острова. Здесь до недавнего времени проявились все виды мотиваций для широко распространенного людоедства: передача всех наилучших качеств мертвого человека живому, лишение жертвы любой формы потусторонней жизни, простая страсть к человеческому мясу, сопровождаемая невидимой в других регионах мира жестокостью. Но доминирующей причиной является месть. Тем не менее и здесь, как и в других странах, существует целый набор «табу», который удивительным образом варьируется от племени к племени и даже от деревни к деревне.
   Преподобный Джеймс Чалмерс, один из многих поразительно мужественных миссионеров, работавших здесь и в результате павших жертвой той позорной практики людоедства, которую они старались искоренить, записал легенду, объясняющую причины каннибализма в Новой Гвинее. В ней мы сталкиваемся с удивительной параллелью Эдемского сада и вправе подозревать, что рассказавший ему ее туземец был обращен в христианство и знал, по крайней мере в общих чертах, повествование об этом в Ветхом завете!
 «Я спросил его, почему они едят человеческое мясо. Он ответил, что в его племени женщины первыми предложили мужчинам убивать людей, чтобы потом их съесть. Их мужья, продолжал он, возвращались домой после успешной охоты в «глубинке». По принятому обычаю они пели, танцевали, дули в морские раковины.
   Когда их каноэ, тяжело нагруженные тушами кенгуру-валлоби, кабанов и казуаров, подплыли к деревне, стоявшие на берегу женщины спросили их: «Что за причина, дорогие муженьки, почему вы так поете и танцуете?». «Нам выпал большой успех, — прокричали они в ответ. — Теперь у нас полно пищи. Вот, подойдите поближе, убедитесь сами!».
   Когда женщины заглянули в каноэ и увидели, что в них лежит, они недовольно воскликнули: «Что это за отвратительная дрянь!». Недовольных голосов становилось все больше. Кто же будет есть это дерьмо? И это вы называете успешной охотой, да?
   Мужчины не могли скрыть своего недоумения. Почему они над нами смеются? Чего от нас хотят? Один из них, помудрее, поразмыслив, наконец догадался: «Я знаю, чего они хотят. Они хотят человеческого мяса!».
   Тогда разгневанные приемом охотники, бросив свою добычу в реку, быстро поплыли к соседней деревне и вернулись оттуда с десятью трупами. Но возвращались они уже печальные. Никто из них не пел и не танцевал.
   Когда к стоящим на берегу женщинам приблизились лодки, те закричали мужьям: «Ну, что вы теперь привезли, дорогие, чтобы накормить нас?». Но мужья им не отвечали. Они, потупив глаза, глядели на свою странную добычу, лежавшую на дне лодки.
   «Да, да, отлично! — закричали женщины. — А теперь можете снова петь и танцевать, так как вы привезли нам то, что на самом деле достойно танцев и песен!»
   Десять трупов вытащили из каноэ, уложили на берегу, а женщины приготовили из них еду. Все они в один голос утверждали, что она необыкновенно вкусная! И с того дня до сих пор мужчины и женщины этих племен постоянно повторяют, что человеческое мясо куда лучше мяса любого животного».  https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43703603846/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-12-13?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 14,15

Глава четырнадцатая.
На далеких островах Фиджи.

В самом центре южной части Тихого океана, между экватором и тропиком Козерога, на одинаковом расстоянии к востоку и западу от международной демаркационной линии суточного времени лежит несколько групп небольших островов. Их обычно называют островами южного моря, и ленивая тропическая жизнь там постоянно ассоциируется с первобытной романтикой, негой, цветами лотоса и жарким, раскаленным солнцем.

   Этнографы, руководствуясь главным образом физическими характеристиками и распределением по местности различных рас, разделили эти острова в соответствии с теми или иными преобладающими характерными чертами населяющих их жителей. Большая часть их, особенно те, которые обитают на таких островах, как Маркизские, Самоа, Тонга, Таити и др., расположенных к востоку от демаркационной линии, имеют темно-коричневую кожу и курчавые волосы. Этнографы обычно называют этот регион Полинезией — «страной многих островов».

   К западу от международной демаркационной линии суточного времени лежит другая группа более крупных островов, чем в Полинезии. В нее входят Соломоновы, Новые Гебриды, Новая Каледония и острова Эллиса, включая и множество других, менее знакомых. Из-за того, что большинство обитателей этих островов — чернокожие люди с курчавыми волосами, эти острова получили название Меланезии, то есть «черные острова».

   Группа островов, обычно называемых островами Фиджи, насчитывает более трехсот островков. Двойственное положение этой группы островов, расположенных на восточном крае Меланезии и на западном — Полинезии, заставляет антропологов относить их то к Меланезии, то к Полинезии. Опытный этнограф, однако, никогда не совершит ошибки. Он сразу отличит людей с черной кожей от истинных меланезийцев.

   Именно в Меланезии каннибализм, отмирая, оказывает наиболее упорное сопротивление. Уже упоминаемые выше островитяне, на значительно больших по территории островах, таких, как Новая Гвинея, к северу от Австралии, упрямо цепляются за свой освященный веками обычай употреблять в пищу человеческую плоть. Нужно признать, что здесь, на этих островах, в горной их части, подальше от побережья, каннибализм процветает и по сей день. По этой причине, на наш взгляд, весьма полезно ознакомиться с человеческими жертвоприношениями, по сообщениям и описаниям, приводимым разными путешественниками, которые на протяжении последних одного-двух поколений изучали нравы, царящие в этом регионе южной части Тихого океана, а также сведениям, приводимым купцами, миссионерами или капитанами малокаботажных судов. Однако особую ценность в этой связи приобретают рассказы таких людей, которые хоть немного разбираются в антропологии.

   В многочисленных материалах, накопленных за девятнадцатое столетие, основную часть составляют те, что получены от миссионеров.

   Вот какой документ направил домой в Англию 22 ноября 1836 года один из сотрудников миссии методистской церкви:


Призыв к сочувствию со стороны христианской публики от имени жертв каннибализма на островах Фиджи
Люди, братья! С этим призывом мы обращаемся к вам за сочувствием и помощью от имени самобытной, но удивительно развращенной и растленной народности, жителей группы островов, получивших название островов Фиджи. О них почти ничего не известно цивилизованному миру, кроме той ужасной опасности, которой постоянно подвергаются команды пристающих к ним кораблей из-за непреодолимой склонности местных жителей к убийству и чудовищному каннибализму, в чем они даже по своей свирепости превосходят новозеландцев!

   На островах Фиджи каннибализм — это не отдельные случаи, увы, это постоянная широкомасштабная практика, и объясняется она отнюдь не мотивами племенной мести или еще чем-нибудь, а лишь тем явным предпочтением, которое островитяне отдают человеческому мясу по сравнению с любой другой пищей...

   От расы каннибалов мы обращаемся к вам. Когда вы будете читать наш призыв, то ни на секунду не забывайте о творимых здесь ужасах. Мы обращаемся к вам от имени фиджийских вдов, которых насильственно душат, когда умирает их муж, от всех фиджийцев, попавших в тиски таких чудовищных пороков, что руки опускаются при попытке точно их описать. Пожалейте этих несчастных каннибалов, соотечественники, и сделайте это как можно скорее. Приезжайте сюда, христиане, научите этих несчастных, бедных идолопоклонников, обожающих войну, пожирающих у своих соплеменников лучшие, по их мнению, части тела...

   Не станем приводить детали каннибальских праздников, рассказывать о предшествующих им убийствах, о способе приготовления людской плоти, о разноликой толпе обоих полов, с чудовищным ликованием ожидающей начала такого пиршества, — тут можно увидеть всех: и вождей, и простых воинов, мужчин, женщин, стариков и старух, детей всех возрастов. Это для них настоящее торжество! Кругом соплеменников поедаются вареные человеческие тела, — не одно, не два, не десяток, а двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят, и все это предназначается для одного-единственного праздника! Мы слышали, что на одном из таких великих пиршеств было съедено за раз более двухсот трупов. Авторы этого призыва сами неоднократно имели возможность поговорить с участниками подобных пиров, которые признавались, что на их глазах съедалось за раз по сорок, а то и пятьдесят трупов, причем без всякого отвращения — напротив, с большим удовольствием и аппетитом!
Для того чтобы поддерживать свое пристрастие к человеческому мясу и все время удовлетворять его, они ведут войны, убивают, захватывают пленников и даже вырывают трупы из могил.

   Мы сами видели фиджийцев, виновных в совершении подобного рода преступлений. Они обладают таким ненасытным аппетитом к человеческой плоти, что некоторые из них пожирают даже своих заболевших детей...  Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43370703873/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-14-15?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 16,17

Глава шестнадцатая.
Австралийские аборигены тоже любят человечинку.

Если внимательно изучить карту населения Австралии, можно прийти к выводу, что, за исключением очень узкой прибрежной полосы на востоке, суживающейся к северу, но чуть расширяющейся в районе Сиднея, Канберры и Мельбурна, а также небольшого кружка вокруг Перта в юго-западном углу континента, практически на всей территории этой страны (площадью три миллиона квадратных миль) проживает не менее пяти человек на одну квадратную милю. Общее население Австралии уступает Лондону, и из 8 миллионов жителей только 50 тысяч — аборигены, дожившие до нашего времени.

   Аборигены продолжают и сегодня жить так, как когда-то в этих местах жил первобытный человек: без постоянных жилищ, без малейшего представления о сельском хозяйстве и о скотоводстве. Их обычно называют «чернокожими», и они долго жили в пригодных для обитания частях Австралии задолго до того, как капитан Джеймс Кук открыл Ботаническую бухту и, как говорят, «положил на карту» целый континент, который пытались робко обследовать португальцы и на который впервые ступила нога английского мореплавателя Уильяма Дампира еще в начале XVII века.

   Аборигены — это весьма опасная и достойная жалости народность, которой, как и подобным ей, приходилось постоянно выживать в диких условиях жизни. Их привычки, обычаи и обряды изучены в значительно меньшей степени по сравнению с другими примитивными народностями, проживающими в других частях мира. Но не вызывает сомнения, что каннибализм среди этих племен процветал до недавнего времени и, судя по всему, до сих пор не исчез в таких опасных для путешествия районах страны, как Арнхэмленд, а также на крайнем севере Северной территории. Причины употребления здесь в пищу человеческой плоти весьма разнообразны и тесно взаимосвязаны. Необходимость принесения жертвы, магия, желание отомстить врагу — все это, несомненно, присутствует, как и в любом другом каннибальском регионе, но в случае с «австралийскими» чернокожими все эти мотивы не столь четкие и прозрачные.

   Английский антрополог Колин Симпсон утверждал: «Употребление в пищу человеческого мяса не приняло у австралийских туземцев такого масштаба, как это, скажем, наблюдается на южных островах. Термин «каннибализм» обычно предполагает жадное, с наслаждением, поглощение человеческой плоти, и такое представление целиком соответствует укладу повседневной жизни меланезийских туземцев на Новой Каледонии, которые мечтают о куске человеческого мяса, как мы о воскресном жарком. Часто каннибализм преследует далеко не одну и ту же цель.

   Так, по данным доктора Маккинли, когда в стране наступали тяжелые времена, то туземцы племени каура в окрестностях Аделаиды съедали своих новорожденных младенцев. Еще в 1933 году мне приходилось разговаривать с людоедами. Вождь племени на острове Йам поведал мне, как он ел прекрасно приготовленное человеческое мясо вместе с мясом крокодила на церемонии его посвящения в воины. Правда, он признался, что он от такой еды заболел. Этим, по его словам, он преследовал единственную цель — укрепить свое сердце, сделать его отважным.

   В племени вотйобалук супружеская пара, у которой уже был ребенок, вполне могла убить новорожденного и скормить его другим, чтобы те набрались сил. Причем младенца обычно убивали, подчиняясь строгому ритуалу. Ему раскраивали череп сильнейшим ударом головой о плечо либо старшего брата, либо сестры.

   Пожирание человеческой плоти среди многих племен могло свидетельствовать и об их уважении к мертвым. На похоронах туземцы племени диери получали по старшинству маленькие кусочки человеческого жира, которые они должны были сразу проглотить. «Мы едим его, — признавался один из них, — потому что хорошо знали этого человека и любили его».  Но «мстительный» каннибализм типичен для племени нгариго. Они обычно съедали отрубленные руки и ноги своих врагов, сопровождая трапезу громкими восклицаниями, выражающими полное презрение к убитым ими воинам.   Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43584532191/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-16-17?utm_referrer=mirtesen.ru
2013.Апрель.

Лев Каневский. Каннибализм. Главы 18,19 (окончание)

Глава восемнадцатая.
Каннибализм в XX веке.

 Каннибализма в том виде, о котором мы рассказывали в предыдущих главах, как правило, уже не существует нигде в мире. Кое-где, правда, до сих пор сохранились его очаги, например, в таких мало исследованных местах, как «глубинка» Новой Гвинеи, самые неприступные районы джунглей в Южной Америке и Африке, но все равно, по сравнению с тем, что было еще сто лет назад, такие проявления массового людоедства можно с полным правом считать довольно редкими.
   Но для определения случаев каннибализма в наши дни нужно обратиться у изучению истории кораблекрушений в таких регионах, как Индийский океан, где, как известно, плотам со спасшимися пассажирами и членами команды приходилось плавать по океанским просторам по нескольку дней, а то и недель, когда в таких ужасных условиях они умирали один за другим от жажды и солнечных ударов, пока на плоту не оставался только один человек, и ему приходилось, чтобы выжить, преодолеть свое отвращение и все же прикоснуться к человеческой мертвечине. Вначале он заставлял себя попробовать немного крови, потом съесть кусочек, чтобы в конечном итоге все же сохранить жизнь, и, таким образом, он, сам того не желая, превращался в каннибала. Такие рассказы хорошо известны.
   Вторая мировая война уже давно ушла в историю, и сегодня такие названия, как Белзен, Бухенвальд и Освенцим, многим уже, по сути дела, ничего не говорят. Но нельзя забывать, что в этих фашистских концентрационных лагерях смерти человек доходил до последней степени физической и моральной деградации, что заставляло многих усомниться в его природной святости.
   Если полистать многочисленные пухлые тома Нюрнбергского процесса, то там можно ознакомиться с такими явлениями, которые поражают воображение.
   В своей бросающей на многое свет книге «Проклятие свастики» лорд Рассел из Ливерпуля приводит не только массу официальной информации, но и свидетельства такого авторитетного общественного деятеля, как Антони Осмерхоу, бывшего руководителя британской группы в Германии, занимавшейся расследованием военных преступлений.

 «В Белзене, например, — пишет Рассел, — не было газовых камер, но тем не менее тысячи узников погибли там от болезней и голода. В последние месяцы существования этого лагеря нехватка продовольствия оказалась настолько острой, что узники (обслуживающий персонал, само собой, получал хорошее питание) были вынуждены прибегать к каннибализму, а один английский интернированный, дававший показания на коменданта лагеря и его некоторых подчиненных, заявил на суде, что когда их заставляли убирать с территории трупы, то почти в каждом из них недоставало вырезанного кем-то куска из бедра или какой-то другой части тела. Это делали узники, и некоторых из них даже заставали на месте преступления. Вот до чего могут довести человека муки голода.
   Вот что он показал: «Я обратил внимание на довольно часто встречающуюся мне странную рану на задней части бедра трупа. Вначале мне показалось, что это просто рваная рана от выстрела, произведенного в упор рядом, но после еще нескольких примеров я обратился за разъяснением к своему приятелю, и он сказал, что это узники вырезают куски из мертвеца, которые потом съедают. Когда я однажды пришел в морг, то увидел собственными глазами, как один узник, выхватив нож, отрезал от ноги трупа кусок, который ту же засунул в рот. Он ужасно испугался, увидев, что я слежу за ним. Можете себе представить, до какого скотского состояния были там доведены несчастные заключенные. Их даже не удерживала перспектива заболеть и умереть от этого».
 Примеры можно приводить бесконечно. Но возможно ли в подобных случаях характеризовать их как «каннибализм» — это уже совершенно другой вопрос. Конечно, если иметь в виду первоначальное значение этого слова — «тот, кто ест человеческую плоть», то тогда все верно, однако со временем это слово приобрело несколько иное значение — в зависимости от тех или иных обстоятельств.
   Известный шведский криминалист Зёдерман, который посвятил большую часть своей жизни работе в полиции во многих европейских странах и даже принимал участие в возобновлении деятельности Интерпола, рассказывает одну довольно странную историю. Она произошла не в концентрационном лагере, а в мирной Германии в период между мировыми войнами, когда в стране чувствовалась острая нехватка продовольствия.

 «В начале 20-х годов на одном из железнодорожных вокзалов Берлина некий человек торговал сосисками. Его звали Гросман, и прежде он был мясником. Ему было около пятидесяти лет, это был худощавый, неприметный человек небольшого роста с изможденным лицом и обвисшими усами. Приблизительно дважды в месяц он проводил целый день на платформе, куда прибывают поезда дальнего следования с прицепленными к ним дешевыми товарняками четвертого класса. Если он замечал выходящую из такого вагона девушку, по виду которой сразу молено было догадаться, что она ищет работу, он к ней подходил. Вежливо обнажая голову, он осведомлялся, не может ли он ей чем помочь. Во время разговора он как бы невзначай сообщал, что ему нужна горничная для его холостяцкого дома и что она может получить такую работу, если захочет. Он платит неплохо, заверял он девушку, и работы в доме не так много. Если девушка соглашалась, то ее больше никто не видел. И не только ее одну.
 Гросман обычно приводил девушку домой, где она жила у него пару дней, а потом убивал ее. Он разделывал тело с присущей ему ловкостью мясника, а ненужные останки отправлял в канализацию. Потом он прокручивал куски ее мяса через мясорубку, а из фарша готовил сосиски, которые позже продавал на вокзале. Постоянное появление у него в доме новых и новых девушек всполошило соседей, и они навели на его след полицию. В его кладовках было обнаружено много женской одежды. Припертый к стене Гросман сознался в преступлениях».
 У Зёдермана есть немало подобных страшных историй, но это тоже своеобразная разновидность вызванного обстоятельствами каннибализма.
   Каннибализм в прямом значении этого слова, в том, в котором мы употребляем его на протяжении всей нашей книги, либо тесно связанный с религиозными церемониями и ритуалами, либо свободный от них, существует до сих пор среди африканского племени мау-мау. Из таких книг, как «Мау-мау и кикуйи» Л.Лики, явствует, что каннибализм в Восточной Африке, где живут и действуют эти кровожадные племена, по сути дела, никогда не умирал, и даже в некоторых регионах был возрожден, чтобы укрепить такую незаконную в глазах властей деятельность. Несомненно, некоторые виды каннибализма сохранились и при посвящении юношей племени в воины.
   Такую каннибальскую деятельность направляет организация, получившая название «Мау-мау», что, по сути, является новым названием прежней Кенийской центральной ассоциации, организации, которая поставила своей целью обструкцию деятельности в этом регионе белых и монополизацию все более обширных территорий, которые она считает принадлежностью местных туземных жителей. Она постоянно принимает в свои ряды все новых членов, которые должны прежде доказать свою полную лояльность, свое умение противостоять любому искушению. Всех членов этой организации сплачивает крепко-накрепко даваемая при вступлении клятва, которую не смеет нарушить даже самый отчаянный из них. Подобно тому, как религиозно-магический каннибализм все более совершенствовался и усложнялся племенными жрецами и вождями, так и у «мау-мау» каждая церемония принесения торжественной присяги становится все изощреннее, позволяя осуществлять жестокий контроль над каждым членом организации. Еще в 1954 году Ион Лей утверждал, что существует восемь ступеней присяги на верность и каждая из них сопровождается особым ритуалом...  Читать дальше: https://bolivar1958ds.mirtesen.ru/blog/43198572361/Lev-Kanevskiy-Kannibalizm-Glavyi-18-19-okonchanie-?utm_referrer=mirtesen.ru