Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Еврейский пионер космоса

Еврейский пионер космоса

В морозный сумрачный день 2 февраля 1934  года в Москве у Кремлевской стены хоронили членов трагически погибшего экипажа стратостата "Осоавиахим-1"
Семен КИПЕРМАН
Похороны стратонавтов на Красной площади. Урны с прахом — в руках И. Сталина и В. Молотова. Фото: Wikipedia
Из черного диска репродуктора раздавались скорбные мелодии, речи с мавзолея и голос известного журналиста Михаила Кольцова, который вел радиорепортаж с Красной площади. На фотографиях в газетах и в кинохронике запечатлена траурная церемония с участием вождей…
Ныне нечасто вспоминают тех, кто отдал свои жизни на пути к покорению космоса. Ведь первому полету за пределы земного тяготения в космос предшествовала огромная работа нескольких поколений ученых и инженеров, имена которых ныне незаслуженно забыты. А ведь 80 лет назад газеты тех дней называли их "Революционеры науки", "граждане стратосферы", "триумфаторы неба".

30 января 1934  года впервые в мире поднялся и достиг высоты 22000 метров советский стратостат "Осоавиахим-1". Проведенные в стратосфере наблюдения имели огромную научную ценность. Но при спуске стратостат потерпел катастрофу. И все члены экипажа "Осоавиахима-1" — командир Павел Федосеенко, ученые-стратонавты Андрей Васенко и Илья Усыскин, — -погибли.
Самым молодым из них был 23 летний Илья Давидович Усыскин, сын витебского кузнеца Давида Усыскина, ученый-физик огромного таланта, один из самых способных учеников академика А. Ф. Иоффе, который об одной из его работ отозвался так: "Это — открытие мирового уровня".
Ознакомившийся с дневниками Ильи, Борис Медовой в интернетовском материале отметил: "Когда прослеживаешь  год за  годом его короткий путь, убеждаешься, что этот человек сделал себя сам. Неукротимость жизненного напора Ильи поражает. Его голова и руки не знали покоя".
Детство Илья провёл Пензе, где учился в школе, которую окончил в 1926  году в 15 лет. Увлекался живописью, затем — техникой. Строил радиоаппараты, все детали изготавливал своими руками. Проявлял также интерес к философии и политэкономии. Юноша погружался в произведения Фихте, Гегеля, Монтескье, Спенсера, Маркса. . . Чтобы читать классиков в подлиннике, Илья самостоятельно изучил немецкий, свободно говорил на нем . Позже овладел еще двумя языками.
Поступал в три института, но ни в один не был принят по возрасту В 1927-м поступил в Московское высшее техническое училище, в следующем  году перевелся в Ленинградский политехнический институт на физико-математический факультет, который окончил в 1931  году с присвоением квалификации инженера-физика. Институт возглавлял академик А. И. Иоффе, лекции читал И. Курчатов. Аспирант академика Иоффе, он окончил аспирантуру этого института досрочно.
С 1932 года работал доцентом в Ленинградском физико-техническом институте. Усовершенствовал камеру Вильсона для изучения космических лучей в стратосфере. В живой атмосфере научного коллектива старт Усыскина как ученого был
стремительный. Спустя два  года после прихода Ильи в институт выдающиеся физики Запада называли Усыскина "большой надеждой". В интервью известный французский физик Ланжевен отметил, что в Ленинграде у Иоффе трудится гениальный юноша, который еще поразит мир научными достижениями. Необычным было и то, что студент Усыскин, обучаясь точным наукам, преподавал основы диалектического материализма. Семинар Усыскина, родившийся весьма скромно, со временем обрел в институте широкую известность, и не только студенты физматфакультета стремились посещать его семинары. Аспиранты, преподаватели и сотрудники других институтов стремились попасть на "Философские вечера"Ильи. Посещавшие эти семинары отмечали, что Усыскин развивал на них свой основной тезис: заниматься теоретическими и экспериментальными исследованиями в области точных наук возможно, лишь отталкиваясь от глубоких представлений в области философии, которая подобна корням, питающим древо научного творчества.

Илья Усыскин . Фото: Wikipedia
Свои семинары Илья оживлял острыми диалогами "идеалистов" с "материалистами", спорами "узких специалистов" с "универсалами". Слух о необычном семинаре дошел и до директора института академика А. Ф. Иоффе, который пришел на занятие и пробыл там несколько часов. Результатом этого явилась организация постоянно действующего семинара научных сотрудников, а сам Илья стал ощущать к себе пристальное внимание. Последняя практика была проведена Усыскиным в лабораториях физтеха, и после окончания вуза он был зачислен в аспиранты этого престижного института.
О себе он написал: "Я иногда говорю себе: "Если меня когда-нибудь спросят: что ты делал в эпоху первой пятилетки? "- я отвечу: "Изучал космические лучи. " Не правда ли, маловыразительно? Я пережил несколько горьких минут борьбы с самим собой. Знаю, я отлично знаю, что то, над чем я работаю, нужно моей стране, внешне эта работа неэффективная, но когда-нибудь все окупится. . . "
Примечательно, что Иоффе сразу поручил Илье самостоятельное исследование, которое было по плечу опытному физику, обладателю ученой степени. Сам академик считал эту проблему очень важной, поскольку она касалась малоизученных областей биосферы. Известный физик Алиханьян вспоминал, с какой отдачей, с каким напряжением трудился Илья: "Этот кропотливый каторжный труд требовал от исследователя тщательной вдумчивости, предельной собранности, широкой эрудиции и некоторой ортодоксальности. Илья в своих исследованиях с ловкостью осторожного канатоходца должен был методически проходить над пропастью "неизвестности", и длилось все это не дни и недели, а месяцы. . . Потом работа была завершена, и все заговорили об Усыскине".
Блестяще завершенный труд молодого дебютанта был опубликован в нескольких изданиях, в том числе за рубежом, его высоко оценили Гейзенберг и Ланжевен. Академик Иоффе назвал его работу "открытием мирового значения". Но сам Илья испытывал неудовлетворенность, считая, что это ". . . частные задачи. А хочется взяться за самое главное. Ядро атома — вот задача задач!"
По убеждению физиков-ядерщиков того времени, разгадку многих тайн можно было получить при интенсивном исследовании космических лучей. Но атмосфера Земли не позволяла проводить достаточно чистые эксперименты. Надежда связывалась лишь с исследованиями за пределами земной атмосферы с помощью физических приборов, что могло привести к фундаментальным открытиям. Физтеховцы вели наблюдения с помощью камеры Вильсона. Академик Иоффе мечтал "забросить" физиков в верхние слои атмосферы для непосредственной регистрации космических ливней.
Поскольку ракет в те  годы не было, надежды связывались с аэростатами, которые поднимались на высоту до 12 километров. При увеличении объема оболочки аэростат обретал возможность взлетать на высоту до 20 километров. Сооружение такого аппарата по инициативе Иоффе и при содействии Кирова осуществлялось в Ленинграде.
Конструкцию стратостата "Осоавиахим-1" разработал видный инженер-аэролог Андрей Васенко, командиром предстоящего экипажа был назначен военный пилот-аэронавт Павел Федосеенко. Физиком, который должен был полететь в заоблачные выси, по убеждению Иоффе, являлся Илья Усыскин. Академик знал неуемную, жадную до всего нового натуру Ильи, его рвение познать, ощутить неведомое. Иоффе хотел, чтобы творческая настойчивость, научный поиск одаренного юноши обрели целеустремленность и логику, чтобы он не разбрасывался, а сосредоточился на центральной задаче. И ею должны были стать важнейшие эксперименты в космической лаборатории-гондоле "Осоавиахима", дрейфующей в небесной пустоте. Осознавая ответственность и важность предстоящего исследования, Илья решил сконструировать портативную камеру Вильсона, которая могла бы работать на высоте более десяти километров. Это была кропотливая, изнурительная работа, потребовавшая от Усыскина много времени и напряжения. Научной программой руководил Иоффе, который конкретно определил предстоящие задачи полета "Осоавиахима-1".
В преддверии полета в стратосферу Усыскин изучил все материалы о космических лучах, накопленные до этого учеными. Работа в институте обрела особый смысл и достигла большого накала. Тренировки к предстоящему полету захватывали необычностью и сложностью. Командир экипажа проверял подготовительную работу каждого члена. Когда начались полеты на маленьких учебных аэростатах, Федосеенко вначале немало был удивлен поведением юного члена экипажа. Илья начал резвиться, у него захватывало дух от открывшейся панорамы, от плывущих внизу ландшафтов , и он, к изумлению Федосеенко, стал читать стихи Гейне и Верхарна. Сдержанность старшего закаленного воина времен гражданской войны мешала оборвать этого парня, ничем не напоминавшего ему настоящего ученого, от которого в полете будет мало толку. Но скоро он понял, что ошибался. Илья превратился в неутомимого, деловитого, активного и смекалистого члена экипажа. Он четко действовал по указанию командира, вел наблюдения и записи в бортовом журнале, не унывал, когда их ветрами занесло в дебри северного края. Спокойно переносил холод и голод во время блужданий по незнакомой местности. Федосеенко проникся особой симпатией к Усыскину. "Ваш парень-золото. Готов лететь с ним, куда у годно", — вскоре признался Федосеенко академику Иоффе.
Побывавшему в институте Федосеенко понравились плакаты на стенах, сочиненные Ильей: "Чтобы стать физиком, надо как минимум знать физику".
Прошли  годы, весь мир узнал об учениках Иоффе академиках Я. Зельдовиче, Ю. Харитоне, Л. Ландау, И. Курчатове, Г. Франке и других выдающихся ученых современности. Не оборвись трагически на самом взлете жизнь Ильи Усыскина, он бы наверняка занял свое место в этом блестящем ряду. . .
Подъем гондолы планировали на август — самый благоприятный месяц. Намечалось оснастить гондолу приборами и надежной аппаратурой для жизнедеятельности экипажа. Ни конструктор аппарата, ни командир, ни ученый не представляли, какой ново годний "подарок" готовили им в Кремле…
В Москве шла подготовка к ХVII cъезду партии, который заранее объявили "съездом победителей. " Как велось в те времена, историческое событие следовало ознаменовать торжественными мероприятиями, громкими рекордами и достижениями в разных областях жизни, что должно было свидетельствовать о верном курсе партии, об успехах социалистического строительства.
Узнав, что ленинградский Осоавиахим изготовил для ученых уникальный аппарат, предназначенный для подъема на большие высоты, который не был еще опробован и гондола которого еще не оборудована, Сталин тем не менее предложил Кирову опробовать аппарат в ближайшее время. Заметив при этом: мол, почему бы и самому конструктору не принять участие в полете?
В Ленинград за подписью Ворошилова была послана телеграмма о немедленной погрузке и доставке аппарата в Москву. Старт было приказано произвести в столице в день открытия съезда, 26 января 1934  года.
Приказ наркома вызвал смятение у всех, кто был причастен к подготовке научного эксперимента. Они знали, что лететь зимой чрезвычайно опасно: аппарат будет неуправляем и экипаж окажется в непредсказуемой ситуации, станет заложником стихии. Да и гондола еще не была оборудована для нормальной жизнедеятельности. Но не выполнить приказ наркома и "почетное задание" было невозможно.
В сложившихся условиях с научной точки зрения участие Усыскина в этом полёте не имело смысла: он ничего не даст для физики. Но из Москвы последовал окрик: " Ученый, как и предусматривалось ранее, должен быть в составе экипажа".
В Москве участники полёта молча выслушали директиву: "Полет посвящен съезду. Необходимо идти на штурм мирового рекорда, перекрыть прежнее достижение. Оттуда , из стратосферы рапортовать съезду о мировом рекорде. Задача ясна? "
"Сириус" (такой позывной был дан экипажу) медленно набирал высоту. Наконец, свершилось то , чего ждал вождь: "Сириус" доложил съезду, что рекордная отметка в 19 километров достигнута и набор высоты продолжается.
Сообщение это было встречено ликованием делегатов. Затем далекий голос из стратосферы сообщил, что установлен новый мировой рекорд — аппарат находится в 22 километрах над уровнем моря.
Проведенные в стратосфере наблюдения имели огромную научную ценность. Но экипаж понял, что катастрофа неизбежна. В последние минуты Усыскин завернул бортовой журнал в свою куртку. Случилось то, что и должно было случиться. Гибель аппарата была предопределена, она происходила по схеме, которую предсказали специалисты. Экипаж не в силах был вернуть аппарат на землю. Его швыряли, трясли, били мощные атмосферные потоки. Стали ломаться с тропы, соединяющие гондолу с оболочкой, рвались крепления. Это привело к тому, что гондола окончательно оторвалась от оболочки и устремилась вниз, чтобы с силой врезаться в мерзлую землю на окраине города Саранска.

Советские почтовые марки, посвященные погибшим стратонавтам "Осоавиахима-1" (крайний слева — Илья Усыскин). Фото: WikipediaМежду тем все газеты мира вышли с сообщениями о знаменательном прорыве. А советская пресса как обычно утверждала, что именно социализм и генеральный курс партии позволили добиться такого грандиозного успеха.
Партийный съезд "победителей" постановил похоронить погибших на Красной площади. Урны с прахом погибших несли к Кремлевской стене виновники гибели стратонавтов. Урну с прахом Усыскина в нишу поставил Молотов. Вскоре "Правда" опубликовала постановление за подписью М. Калинина о награждении стратонавтов (посмертно) орденами Ленина.Едва ли кого-либо удивит распоряжение, который отдал Сталин в связи с гибелью"Осоавиахима-1″. Чтобы отвести от себя вину за допущенные промахи были арестованы, а затем расстреляны специалисты по аэронавтике, которые прямо или косвенно принимали участие в подготовке экспедиции. Список казненных возглавлял начальник Гидрометеокома Вингенгейм, который предупреждал о крайней опасности полета в зимних условиях.
В одной из статей об Усыскине говорилось: "Он за 23  года успевает сделать столько, сколько не в силах совершить другой человек за естественный срок жизни. Так что вряд ли к нему применима эта эпитафия: только начал жить".
Имена героев советского воздухоплавания живут в памятниках, названиях многих улиц, установленных мемориальных досках. В пензенской классической гимназии имени Белинского в школьном музее среди знаменитых бывших учеников есть и портрет еврейского мальчика Илюши Усыскина. Каждый  год 3-4 ученика получают премию имени Усыскина за успехи в физике и математике.
"Новости недели"  — "Время евреев" http://www.isrageo.com/2014/02/19/usiskin/
Tags: биографии, евреи и Израиль, история
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments