Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Самая желанная

Самая желанная

Белла-Поля Ионас: Хемда, которую любил Элиэзер Бен-Иегуда
Бина СМЕХОВА, Алекс РЕЗНИКОВ
Из цикла "Иерусалимские профили"
Когда в 1891 году в Иерусалиме умерла от туберкулеза ее сестра, оставив безутешного мужа с пятью сиротами, она даже и представить себе не могла, что сможет заменить зятю жену, а детям мать. Тем более что разница между ней и ним составляла пятнадцать лет. Да и отец боялся, что девушку ожидает судьба сестры, поскольку глава семьи и сам страдал от туберкулеза. И все-таки она дала согласие на брак, уступив просьбе зятя. А тот долго еще не мог поверить своему счастью.

29 марта 1892 года они заключали брак в Стамбуле, и новоиспеченный супруг шепнул ей на ухо:
— Я уже придумал тебе новое еврейское имя. Отныне ты будешь Хемда. Желанная. Самая желанная!
Хемда Бен-Иегуда (1873-1951) благодарно улыбнулась в ответ и мысленно поклялась посвятить всю жизнь человеку, который с этого мгновения стал желанным и для нее самой.

Хемда (слева) и Элиэзер (справа) Бен-Иегуда




… Белла Ионас родилась в городе Дрисса (ныне Верхнедвинск в Белоруссии). Она была пятой из семерых детей супругов Шломо и Ривки Ионас. Большое влияние на ее духовное развитие оказал отец, который знал несколько языков и писал стихи – их публиковали издававшиеся на иврите в Восточной Европе газеты "а-Мелиц" и "а-Магид". Член "Хиббат-Цион", он был одним из основателей ассоциации "Бней-Цион" вместе с Иэхиэлем Членовым, Менахемом Усышкиным и Яковом Мазе.
В 1882 году семья Ионас переехала в Москву. Здесь Белла с благословения родителей получила новое имя – Поля. Она успешно окончила школу и поступила в Женский колледж по специальности "химик". Когда в Иерусалиме скоропостижно скончалась старшая сестра Двора, ее муж Элиэзер сообщил, что перед смертью она просила Полю выйти за него замуж и воспитать сирот. Девушка весьма туманно помнила зятя, который прожил в их доме несколько лет, – тогда она была еще совсем маленькой. Пока Поля сомневалась, сможет ли справиться с неизведанными еще обязанностями хозяйки дома, из Иерусалима пришло новое печальное сообщение: суровой зимой 1892 года от дифтерита умерли три младших ребенка Элиэзера и Дворы. В живых остались только двое старших: первенец Бен-Цион (Итамар) и Ямима.
Теперь Поля уже не колебалась и стала спешно собираться в Святой город.
15 апреля 1892 года стал для Хемды Бен-Иегуды знаменательным днем. Семья приехала из Стамбула в Иерусалим и вскоре за небольшую плату сняла дом по улице Яффо, 107. По воспоминаниям современников, Хемда сумела превратить его в "маленький дворец": произвела перепланировку комнат, побелила стены, украсив их картинами, привела в порядок большой сад, прилегавший к зданию.
Надо сказать, что до переезда в Эрец-Исраэль Хемда не знала ни слова на древнееврейском языке. Ее супруг пошел на хитрость и под предлогом производственной необходимости одну комнату в доме отвел для типографских рабочих, готовивших к выпуску его газету. Естественно, все разговоры между ними велись на иврите, и Хемда таким образом погрузилась в притягательную атмосферу нового для нее языка. Спустя полгода они уже общались с мужем только на иврите.
1884 год. Бен-Иегуда приступает к работе над уникальным в своем роде словарем древнееврейского языка. В доме стоит страшный холод, а на покупку дров денег нет. Хемда "укутывает" мужа и детей во все теплые тряпки, которые только есть под рукой. И назло всем ветрам они выживают!
Когда Бен-Иегуда начинает получать от Благотворительного фонда, созданного английскими евреями, ежемесячную стипендию в размере пять тысяч франков, по инициативе Хемды супруги решают часть этих денег использовать для покупки нового, более просторного дома с прилегающим к нему садом на улице Этиопия, 11. На участке находилась полуразрушенная сторожевая башня, которую Хемда превратила в ванную комнату, проведя туда воду из дворового колодца. Для Элиэзера она оборудовала удобный кабинет, удаленный от детской. По всем стенам были развешаны книжные полки. Груды книг с заложенными страницами постоянно лежали на широком письменном столе.
Салон дома Бен-Иегуды стало местом встреч иерусалимской интеллигенции. На встречу субботы у них собиралась вся местная элита, обсуждавшая планы хозяина по распространению в Эрец-Исраэль разговорного иврита, в то время как хозяйка, буквально излучающая радость жизни, делилась светскими новостями.
Хемда постепенно налаживала в Эрец-Исраэль и за ее пределами связи для сбора средств, необходимых для издания многотомного Полного словаря древнего и современного иврита. Она сопровождала мужа в его походах по библиотекам и архивам, бывала на встречах с американскими и европейскими филантропами, участвовала вместе с ним в собраниях сионистски настроенной общественности, постоянно провозглашая один и тот же лозунг: "Обретая язык, мы становимся нацией".
При этом Хемда родила шестеро детей, двое из которых умерли в младенчестве, а четверо – Ада, Эхуд-Шломо, Двора-Дола и Зилпа — выжили, несмотря на все бытовые трудности.
… В трех областях Хемда проявляла исключительную активность: в журналистике, литературной деятельности и борьбе за равноправие женщин. Она начала работать в издаваемой мужем газете (в разное время она называлась "а-Цви", "а-Ор" и "Ашкафа") уже через год после приезда в Иерусалим. Не имея никакого опыта, она откликалась на любое предложение мужа. Поскольку газета не платила своим авторам и основывалась главным образом на информацию, поступавшую и от добровольцев с мест и поселенцев, Хемда была вынуждена писать собственные статьи, которые вскоре стали пользоваться популярностью у читателей. Так, она вела колонку "Письма из Иерусалима" под псевдонимом "Загадка". Правда, горожане быстро идентифицировали "загадочного" колумниста с женой главного редактора. Особый стиль этих "Писем", автор которых признавался, что "не будет говорить о больших и важных делах, а просто станет рассказывать истории из иерусалимской жизни, обо всем, что ежедневно видишь на рынках и улицах Святого города", вызывал читательское доверие.
Для другой колонки супруги Элиэзер Бен-Иегуда "вычеканил" специальное слово – "офна" (мода). Здесь помещались корреспонденции о стильных моделях одежды, особенностях домашней обстановки, европейских направлениях в бытовом дизайне. Подобной тематики до Хемды ивритоязычная пресса не знала. В данном случае автор использовал не менее загадочный псевдоним — "Белая роза".
Писательский талант Хемды проявлялся в многочисленных газетных материалах, как, например, в эссе, появившимся в еженедельнике "а-Цви" весной 1910 года:
"Чистка! Настал канун праздника Песах. Улицы, чьи камни уже забыли омывавшие их дожди, студивший их снег и барабанивший по ним град, просохли под солнцем и насытились пылью. И снова бегут по этим улицам потоки сточных вод, вод стирки и мытья, вод пасхальной чистки. Тут уж роли мужчины и женщины разделяются: мужчина пачкает, женщина чистит, моет, стирает. И не только женщины, но и "маленькие женщины" — милые девочки – в канун праздника обвязывают по женскому обычаю головы, засучивают рукава и трут, моют, стирают рядом со своими матерями, очищая свои дома и все, что внутри: посуду, стены, потолки и полы, двери и окна. У пасхальной чистки в Иерусалиме есть специальная метода: вытащить все на улицу, оставить на несколько часов под палящими лучами солнца, а затем выбивать все мягкое, или драить дерево и медь, железо и камень. Этой чистке присущи странные звуки, которые, смешиваясь с криками и с напевами, образуют единый мотив. И мотив этот делает свое дело: раздражает нервы, то есть скребет их, очищает их к празднику.
Я помню времена, когда еще была жива Брисская ребецн, мир праху ее, и в Иерусалиме рассказывали о ее предпасхальных чистках: что в доме ее большая часть посуды была стеклянной, что коту она надевала носки и с Пурима до Песаха перетирала дом свой. Видимо, все это "трение" требовалось, чтобы войти в сердце и протереть нервы. И правда, какой смысл очищать дом, драить столы и стулья, пока они не станут, как похваляются ашкеназские хозяйки, "словно яичные желтки", зачем стирать одежды и отмывать тело, если в нем остается замаранное сердце, немытая душа, нервы, покрытые ржавчиною? Этот праздник обязывает нас очищать сердца и души, полировать нервы – так уж мы воспитаны. Горе тому поколению, у которого нет праздников! Чистка необходима нашим делам, нашим идеям и устремлениям, и после того, как мы отдраим их, с них сходят накопившиеся за время паразиты и микробы. Засверкают они и заблещут, воссияют на расстояния! Чистка необходима нашим "добрым делам": если их хорошенько протереть, то, быть может, обнаружится, что они вовсе не такие уж добрые, не такие уж "великие".
Чистка необходима нашей совести – ее следует тщательно чистить и промывать, ведь у каждого из нас только одна совесть – зачем же носить в себе нечто нечистое? Прополощите же ее, словно кусок ткани, промойте, как стекло.
Хорошенько очистим наши сердца – и новая горячая кровь заструится в наших жилах и заиграет свежестью на наших щеках, и чувства наши обновятся, разгорятся, и запылает огонь! Чистка необходима нашим мыслям: протрем их хорошенько, чтобы увидеть, чего мы на самом деле хотим, к чему стремимся. Чистка!"
Неутомимой супруге Бен-Иегуды принадлежит идея издания газеты для детей на иврите "Итон катон". К сотрудничеству были привлечены иерусалимские писатели, а сама Хемда переводила детские стихи с русского языка на иврит.
Когда в 1915 году Элиэзер Бен-Иегуда вынужден был прекратить издание собственной газеты, Хемда стала печататься в ивритоязычных органах информации США, где супруги жили во время Первой мировой войны. Вернувшись в Эрец-Исраэль, она в 1920-1930-х годах сотрудничала с местными газетами, пропагандируя главным образом работу мужа: к каждому "изобретенному" им слову писала короткий рассказик.
Как писательница, Хемда выпустила книги "Счастливый воин: жизнь и труды Бен-Иегуды" (1940), "Несущий знамя: жизнь Итамара Бен-Ави" (1944) а также сборник "Жизни первопроходцев в Стране Израиля" (1945). Еще одна ее книга "Двора, мать евреев", посвященная памяти старшей сестры, осталась в рукописи.
Большой интерес представляют также воспоминания Хемды об освобождении Иерусалима британской армией в июне 1917 года.
Равноправие женщин также всегда оставалось актуальной темой для Хемды. 30 сентября 1919 года в газете "Давар а-Йом" появилась ее программная статья "Наше время пришло", где говорилось о необходимости основать в Иерусалиме Союз еврейских женщин за равные права в Эрец-Исраэль.
"Пробуждайтесь ото сна! — призывала своих подруг Хемда. — Готовьтесь к общественной жизни, становитесь полноценными членами общества!"
В 1908 году усилиями Хемды увидел свет первый том Полного словаря древнего и современного иврита, созданного Элиэзером Бен-Иегудой. На протяжении тридцати лет их совместной жизни она организовала выпуск семи томов. После смерти мужа Хемда почувствовала еще большую ответственность за сохранение его творческого наследия. С 1922-го по 1951-й годы она сделала все от нее зависящее, чтобы полностью завершить работу над очередными томами: основала комитеты ученых, мобилизовала финансовую поддержку в самой Палестине и других странах. Последний, семнадцатый том вышел в 1958 году, уже после смерти самой Хемды.
… На любую просьбу мужа у Хемды был один ответ: "Все, что пожелаешь!" Так могла говорить только воистину желанная женщина.
"Силуэт" (приложение к израильской газете "Новости недели") http://www.isrageo.com/2017/02/03/hemda/
Tags: биографии, евреи и Израиль, история
Subscribe

  • Михаэль Дорфман. СИОНИЗМ ИЛИ ИЗРАИЛЬ?

    Михаэль Дорфман СИОНИЗМ ИЛИ ИЗРАИЛЬ? КТО СКАЗАЛ, ЧТО СИОНИЗМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗНАЧИТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ? К…

  • Михаэль Дорфман. Евреи и не евреи

    ЕВРЕИ И НЕ ЕВРЕИ Михаэль ДОРФМАН Прекрасный американско-еврейский писатель, профессор-политолог Йельского и Колумбийского университетов Лео…

  • Как в Израиле отменяли идиш

    Как в Израиле отменяли идиш На одном из спектаклей театра «Идишпиль» В воскресенье, 18-го июля 1948 года редактор…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments