Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Category:

Буденный против Тухачевского


Буденный против Тухачевского
Исход Гражданской войны зависел от решения командарма 1-й конной
Ходаков Игорь
«Миф – это абсолютная реальность. Абсолютная реальность – это миф». Перед нами не буддистский коан, а цитата из «Диалектики мифа» выдающегося русского философа и богослова Алексея Федоровича Лосева, в монашестве Андроника. Смысл фразы можно проиллюстрировать на массе исторических примеров. Наш касается судеб двух неординарных военачальников РККА и ее первых маршалов. Семен Буденный и Михаил Тухачевский. Один остался в истории с заслуженным и данным врагами прозвищем Красный Мюрат. Второго в определенных кругах – как большевистских, так и белоэмигрантских – прочили в Наполеоны, именуя Красным Бонапартом.

Они были очень разными людьми, можно даже сказать, представителями двух разных миров: крестьянин-иногородний Буденный и утонченный дворянин Тухачевский. Семен Михайлович был старше несостоявшегося Красного Бонапарта на десять лет, сызмальства узнал, что такой крестьянский труд и социальная несправедливость, граничащая с расизмом. Тоже социальным. Ведь в глазах казачества иногородние оставались людьми второго сорта, о чем некоторые станичники сами и писали – достаточно почитать интереснейшие и предельно честные воспоминания одного из самых достойных представителей этого сословия – кубанца полковника Федора Елисеева.
“Деникин, надо отдать ему должное, был твердо настроен удерживать Ростов с Новочеркасском и при первой возможности вернуть стратегическую инициативу”
Высшего военного образования в Российской империи Буденный не получил, в армии оказался по призыву и в ней остался, имел боевой опыт Русско-японской и Первой мировой. Едва не был расстрелян за то, что ударил вахмистра, унизившего его. Тухачевский окончил элитное Александровское училище и начал службу в гвардейском Семеновском полку.
Крушение Императорской армии встретили по-разному: Буденный – в чине вахмистра, полного Георгиевского кавалера, Тухачевский – подпоручиком, коротавшим время в германском плену. Оба добровольно, почти не раздумывая, вступили в Красную армию – поди только разберись теперь, по каким мотивам. Прославились победами и в мирное время дослужились до заместителей наркома обороны, став частью советской военной элиты, впрочем, к таковой их можно было причислить уже на исходе Гражданской войны.
Известно, что военачальники недолюбливали друг друга, но их судьбы радикально разошлись в 1937-м, в преддверии Второй мировой, когда страна не могла себе позволить, чтобы ключевые командные должности в Красной армии занимали дилетанты в вопросах стратегии и оперативного искусства – прежде всего Тухачевский и его соратники, возглавлявшие важнейшие военные округа: Якир, Блюхер, Уборевич, некоторые из них вдобавок ко всему были еще и палачами своего же народа – Иону Эммануиловича и собственно Михаила Николаевича имею в виду. Последний, по утверждению следствия, возглавил военный заговор в РККА, в число его ближайших подручных и вошли названные деятели, исключая Блюхера.
Был заговор военных или нет – вопрос до сих пор остается открытым. Однако нужно ли говорить, что накануне агрессии даже гипотетическая «пятая колонна» в высших эшелонах власти крайне опасна. Да и примеры военных переворотов в Европе, осуществленные Пилсудским и Франко, были хорошо известны советскому руководству. А то, что названные военачальники, повторю, оставались дилетантами относительно задач, задаваемых должностными обязанностями, сомнений не вызывает. Правда, еще недавно Тухачевский со товарищи пребывал в ранге незаслуженно репрессированных «выдающихся полководцев», гибель которых якобы привела к страшным потерям в РККА, позволила немцам блокировать Ленинград, дойти до Москвы и Кавказа.
Анекдоты и фактыТак родился – «спасибо» Хрущеву – первый миф. Примерно в то же время появился и другой – о простоватом и недалеком Буденном с его будто бы произнесенной фразой, направленной против моторизации войск: «Лошадь себя еще покажет», и анекдотом, как Семен Михайлович собирался отстреливаться из пулемета от приехавших его арестовывать энкавэдэшников.
О том, что Буденного враги называли Красный Мюрат, хрущевские пропагандисты предпочли забыть. Да и приведенные выше байки о маршале не единственные, с помощью которых лепился образ недалекого рубаки. Что они – миф, тождественный, как писал Лосев, реальности? Самый настоящий. Рубакой и был. Недалеким? С точки зрения фундаментального как гражданского, так и военного образования, несмотря на оконченную им Военную академию им. Фрунзе, пожалуй, да. Но недостаток фундаментальных знаний Красный Мюрат компенсировал самообразованием и дарованным Богом военным талантом – его признавали соратники не только по Гражданской, но и по Великой Отечественной.
Кроме того, даже если обучение Буденного в Военной академии носило отчасти формальный характер – он ведь посещал лекции, будучи инспектором кавалерии РККА, тем не менее будущий маршал всеми силами пытался наверстать упущенное и привести свои знания в соответствие с теми задачами, которые ему приходилось решать на занимаемых высоких должностях. Для этого Семен Михайлович брал уроки у выдающегося отечественного военного теоретика генерал-лейтенанта Андрея Евгеньевича Снесарева. Да и с генералом от инфантерии Алексеем Алексеевичем Брусиловым также много общался. К слову, Снесарев характеризовал Красного Мюрата так: «Незаурядные способности Буденного я заметил еще под Царицыном (летом 1918-го Семен Михайлович возглавлял кавалерийскую дивизию, оборонявшую город в составе 10-й армии, а Снесарев занимал должность военрука Северо-Кавказского военного округа.И. Х.), в боях на Южном фронте. Воевал он хорошо благодаря врожденному военному таланту».
По поводу академического образования Тухачевского: маршал его не имел, даже формального. Но Военную академию РККА возглавил. Не постеснялся. Может, подобно Буденному, стремился также наверстать упущенное в плане знаний, особенно после проваленной им Польской кампании? Нет. Больше того – травил выдающегося военного теоретика генерал-майора Александра Андреевича Свечина. Впрочем, о нелепых прожектах Тухачевского в должности замнаркома обороны по вооружению написано достаточно, давно уже опубликованы его пропагандистские труды, долгое время выдававшиеся едва ли не за сокровищницы военно-научной мысли. Чего стоит утверждение маршала о том, что будущее в грядущей войне отнюдь не за гусеничным танком, а за колесно-гусеничным и быстроходным. Буденный имел на сей счет иное мнение – более верное, как показала история.
Репрессированные по делу Тухачевского военачальники и в самом деле были выдающимися, только не полководцами, а карьеристами и демагогами. В отличие от высмеянного хрущевской пропагандой Семена Михайловича, Тухачевский и его подельники по военному заговору в РККА, повторю, не учились и учиться не собирались, хотя возможности для этого открывались блестящие. Предвидя возможное возражение, замечу: я далек от мысли называть фундаментальным военным образованием обучение на академических курсах рейхсвера, пройденных Тухачевским, Якиром и Уборевичем в период их поездки в Германию.
Однако все это преамбула. Среди военных историков давно ведутся дискуссии о целесообразности действий 1-й конной в районе Львова в августе 1920-го: мол, поверни она вовремя на Варшаву, Польская кампания была бы выиграна Тухачевским. На мой взгляд, Красный Мюрат в своих мемуарах дал обстоятельный ответ на все выдвигаемые к нему претензии, да и маршал Борис Шапошников в работе «К Висле. К истории кампании 1920 года» также объяснил причины неудач осуществлявшегося под руководством Тухачевского наступления.
Встреча в вагонеНо не всем известно, что первый раз судьба свела двух полководцев еще в марте 1920-го в Батайске. В вагоне командующего Кавказским фронтом Тухачевского, недавно назначенного на эту должность. Вверенные ему войска только-только завершили Тихорецкую операцию, в ходе которой решающую роль сыграла 1-я конная. И ее командарм вместе с членом Реввоенсовета Ворошиловым ехал в Ростов, дабы решить ряд вопросов со снабжением армии. Узнав, что в Батайске стоит поезд нового комфронта, решили зайти познакомиться. Буденный следующим образом описал эту встречу. «Мы решили представиться Тухачевскому, доложить о состоянии армии и узнать о новой задаче. Войдя в вагон, мы встретились с Тухачевским в узком проходе перед салоном. После того как мы представились ему, он строго спросил:

“Снесарев не ошибся в характеристике Красного Мюрата: врожденный военный талант”
– Почему вы не выполнили моего распоряжения об ударе в направлении станицы Мечетинской (приказ № 368 от 28 февраля 1920 года.И. Х.) и повели конную армию в район Торговой?
На строгий вопрос Тухачевского я спокойно ответил ему, что удар конармии из района Платовской строго на запад в направлении Мечетинской в конкретно сложившейся к тому времени обстановке был нецелесообразным по следующим причинам: конармия, утомленная форсированным маршем, не могла наступать по степи, заваленной глубоким снегом, где нельзя было найти ни жилья, ни фуража.
Но главное – начались сильные морозы, при которых оставлять армию в степи означало сознательно погубить ее, что и подтвердила участь группы генерала Павлова.
Поэтому Реввоенсовет конармии решил несколько уклониться вправо – в населенные районы, где можно было достать фураж и обогреть людей, а затем во взаимодействии со стрелковыми соединениями 10-й армии разгромить противника и продолжать движение в указанном направлении. События показали, что решение Реввоенсовета армии было оправданным».
На первый взгляд, диалог как диалог, даже заурядный в условиях Гражданской войны – трения между командармами и комфронтов случались тогда нередко и у красных, и у их противников. Однако данный разговор – прямое свидетельство того, как своим решением наступать в направлении Торговой Буденный спас 1-ю конную от гибели, а армии фронта – от вполне возможного поражения и вероятного перелома в войне в пользу белых.
Чтобы понять это, перенесемся из мартовской слякоти 1920-го в морозный декабрь предыдущего года. Чуть больше месяца прошло после завершения ожесточенного встречного сражения между Добровольческой армией генерал-лейтенанта Владимира Май-Маевского и левого фланга Донской армии генерал-лейтенанта Владимира Сидорина с войсками красного Южного фронта. Отнюдь не вследствие действий Буденного, как утверждала советская историография, а благодаря пассивности левого фланга Донской армии, имевшей все шансы разгромить левый фланг Южного фронта, а именно 8-ю армию, красные одержали победу и вырвали из рук противника стратегическую инициативу.
В декабре фронт докатился до Дона. Казалось бы, поражение деникинцев неминуемо. Однако это только казалось. И белые, и большевистские войска были измотаны и переутомлены, а казаки в значительной степени деморализованы. Но при этом большевистские части оторвались от своих тылов и баз снабжения. Донцы, напротив, находились на территории родных станиц и понимали: отступи они дальше, на Дон вернутся все «прелести» красного террора. Нужно также принимать во внимание наличие еще одного врага и красных, и белых, беспощадно косившего их ряды, – эпидемию тифа.
Численно силы сторон в декабре 1919-го были почти равны. Главком Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенант Антон Деникин, надо отдать ему должное, несмотря на тяжелые неудачи последнего месяца и выматывающие конфликты с командующим Добровольческой армией генерал-лейтенантом Петром Врангелем, был твердо настроен удерживать Ростов и Новочеркасск, не допустить красных на правый берег Дона и при первой возможности вернуть стратегическую инициативу. Ростов должны были оборонять добровольцы, донскую столицу – части Сидорина, объединившего в своих руках командование донцами и добровольцами, – их армия после серьезных потерь была сведена в отдельный корпус, возглавленный вместо Врангеля генерал-лейтенантом Александром Кутеповым.
Добровольцы дрались успешно и отбросили противника от Ростова. Они, собственно, не теряли присутствия духа даже во время отступления от Орла до Донбасса. Действиям донцов также местами сопутствовал успех, но, как это часто случалось в Гражданскую, исход сражения решил моральный фактор: возглавлявший донскую конницу генерал-лейтенант Константин Мамонтов не верил в победу и отвел казаков за Дон. Вопреки приказу главкома. Это позволило 9-й армии красных взять Новочеркасск, обесценив успех добровольцев под Ростовом и выйдя им в тыл. Частям Кутепова пришлось прорываться через захваченный неприятелем город на левый берег Дона.
Форсировать реку и развивать наступление на Северный Кавказ должны были войска Юго-Восточного фронта, в январе 1920-го преобразованного в Кавказский, под командованием бывшего подполковника Василия Шорина. В состав фронта вошла и 1-я конная. Шорин бросил ее в лобовые атаки в направлении Батайска. Думал, верно, что донцы совсем разложились и существенного сопротивления не окажут. Ошибся. Успеха лобовые атаки не принесли, но привели к потерям среди конармейцев, равно и к острому конфликту Буденного с Шориным. В конце концов в Москве также оказались недовольны незамысловатыми действиями комфронта, заменив его сначала на бывшего полковника Федора Афанасьева, а в феврале 1920-го – на Тухачевского.
В тот период обе стороны готовились к наступлению. Деникин планировал удар в направлении Ростова, в штабе Кавказского фронта в свою очередь решили обойти правый фланг противника и выйти в его тыл ударом на Тихорецкую. По оценке главкома ВСЮР «численность войск была приблизительно одинакова у обоих противников, колеблясь между 40–50 тысячами у нас и 50–60 тысячами у большевиков». В целом эти данные находят подтверждение и у советских авторов – у того же Буденного.
Донские приказыВ январе 1920-го, словно пришедшие в себя от морока неудач и отступления, донцы нанесли поражение форсировавшим Маныч дивизиям Буденного и другого легендарного красного командира – Бориса Думенко. Однако вновь, как и в истории с почти что разгромленной в ноябре 1919-го 8-й армией красных, казаки не организовали преследование и тактический успех не перерос в стратегический. Тем не менее в начале февраля Деникин отдал директиву о переходе в общее наступление. Началось оно успешно – добровольцы вернули Ростов. Одновременно с этим в штабе Кавказского фронта приняли решение: отказаться от бесплодных лобовых атак и перебросить 1-ю конную вверх на Маныч для более глубокого обхода противника.
Белые прекрасно понимали, чем угрожают прорыв противника в районе Тихорецкой и выход в тыл всей группировки ВСЮР, поэтому против Буденного была сосредоточена конная группа генерал-лейтенанта Александра Павлова. Ее основу составлял 4-й Донской корпус – тот самый, во главе которого Мамонтов совершил знаменитый рейд по красным тылам в августе-сентябре 1919-го, описанный Алексеем Толстым «В хождениях по мукам». Корпус был едва ли не самым боеспособным в Донской армии. Да на беду казаков Мамонтов заразился тифом и умер в решающем для белых феврале 1920-го. Павлова трудно было назвать удачной заменой, хотя его частям удалось разгромить конную дивизию Гая и легендарную 28-ю стрелковую дивизию Владимира Азина. Но дальше генерал повел донцов по левому, безлюдному берегу Маныча в лютую стужу и метель, при полном по сути отсутствии зимовников. Вроде как Павлов считал нужным двигаться по правому берегу, на этом настаивали и его офицеры, но, соглашаясь с ними, командир группы мотивировал свое решение нежеланием нарушать приказ вышестоящего начальства. Мороз в ту трагическую для казаков ночь, по воспоминаниям донского комдива генерал-майора Сергия Позднышева, достигал 20–27 градусов.
Тухачевский, к тому времени возглавивший Кавказский фронт, приказал Буденному наступать в направлении Мечетинской, о чем и сказано в процитированном выше отрывке мемуаров Красного Мюрата. Собственно, маршрут частей Буденного должен был пролегать по такой же территории, открытой всем ветрам и лишенной зимовников.
Теперь давайте представим последствия, выполни Красный Мюрат распоряжение Тухачевского. Для Буденного ситуация усугублялась тем, что он оторвался от тыловой базы на десятки километров и должен был рассчитывать, как позже вспоминал, «только на местные средства и трофеи… приходилось кормить своих коней главным образом неубранной пшеницей».
Это в весьма неприглядном свете характеризует комфронта, поставившего перед 1-й конной по сути стратегическую задачу, но не изучившего должным образом театр военных действий, не учитывавшего погодные условия, не принявшего во внимание фактическое отсутствие тыловой базы у Красного Мюрата и в конечном счете обрекавшего элитные конные части Кавказского фронта на бессмысленную гибель в безлюдной степи.
Буденный в этой ситуации поступил вполне по-суворовски: «Если я сказал – налево, а ты видишь направо. Меня не слушать! Местному всегда видней!». Грамотные самостоятельные действия командарма и стали залогом успеха не только 1-й конной, но и в большой степени всей операции красных по разгрому противника на Северном Кавказе, завершившейся его новороссийской эвакуацией. Но история могла сложиться иначе, равно как иным мог оказаться итог Гражданской войны, выполни слепо Буденный приказ Тухачевского об ударе на Мечетинскую.
В завершение: в мою задачу не входило формирование новых мифов как о Тухачевском, так и о Буденном. Оба внесли свой вклад в победу красных в Гражданской войне. Но лично я не думаю, что звезда бывшего подпоручика взошла бы, сражайся он изначально на юге России, где в распоряжении Деникина было гораздо больше, нежели у Колчака, подготовленных и грамотных офицеров. Таковых в достаточном количестве оказалось у Пилсудского. Результат известен.
А Буденный, особенно в боях под Царицыном и в рассмотренной здесь операции, продемонстрировал и инициативность, и талант. Вполне возможно, что Врангель не смог бы взять «Красный Верден», прислушайся командарм 10-й к советам Буденного, возглавлявшего конный корпус в июне 1919-го. И именно дивизии Семена Михайловича, его твердое и грамотное руководство ими не допустили полного разложения 10-й после падения Царицына и крушения левого фланга Южного фронта. Снесарев не ошибся в приведенной выше характеристике Красного Мюрата. Самостоятельность суждений, умение брать на себя ответственность Буденный проявил и в Великую Отечественную. Но это другая история.
Игорь Ходаков,
кандидат исторических наук
Опубликовано в выпуске № 29 (742) за 31 июля 2018 года   https://vpk-news.ru/articles/44109
Tags: аналитика и публицистика, биографии, история
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • (без темы)

    ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНООГО СУЩЕСТВОВАНИЯ В РЕШЕНИИ ДВУХ ОСНОВНЫХ ПРОБЛЕМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ВОЙНА И СОЗДАНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО МОЗГА, С ПОЗИЦИЙ ВНУТРЕННИХ…

  • (без темы)

    СОВРЕМЕННЫЙ БИЗНЕС: КОМПЬЮТЕРНОЕ МОШЕННИЧЕСТВО И ЕГО ПРИРОДА В УСЛОВИЯХ НАШЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ В ПРИЧИНАХ И СЛЕДСТВИЯХ. לֹא, תִּגְנֹבוּ;…

  • Михаэль Дорфман. Евреи и не евреи

    ЕВРЕИ И НЕ ЕВРЕИ Михаэль ДОРФМАН Прекрасный американско-еврейский писатель, профессор-политолог Йельского и Колумбийского университетов Лео…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments