Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Демократия по-иерусалимски? Неизвестный город (2 статьи)

Демократия по-иерусалимски? - relevant
Новоизбранный мэр Иерусалима Моше Леон. Его лагерь подозревается в помехах и фальсификациях... Photo by Yonatan Sindel/Flash90.
Анат Юровски. Демократия по-иерусалимски?
На прошлой неделе в Иерусалиме состоялся второй тур выборов мэра города. Но всем ли жителям столицы, независимо от их возраста, физического состояния, технологических навыков и этнического происхождения удалось осуществить демократическое право и проголосовать за своего претендента? На протяжении дня выборов в редакцию газеты «Давар ришон» поступили многочисленные жалобы, заставляющие усомниться в положительном ответе на этот вопрос. Все эти истории, вместе взятые, больше всего создают впечатление бюрократического и организационного хаоса. Например, во многих избирательных участках изменили место входа, без установки соответствующих указателей. Многие граждане не нашли свои имена в избирательных списках. Немало случаев, когда граждане оказались приписаны к избирательным участкам, расположенным на значительном удалении от места их жительства. И т. д. и т. п. Кроме того, поступили жалобы на фальсификации, осуществляемые различными способами в разных избирательных участках столицы.
Участок на ремонте
К избирательному участку на улице Ицхака Эльханана в Тальбии было приписано 3300 граждан. Одна из жительниц квартала написала на своей странице в Фейсбуке, что вход на избирательный участок был перекрыт из-за ремонтных работ, и голосование проводили во дворе школы, куда ещё нужно было попасть. «Мы были очень удивлены, обнаружив, что все подходы к месту голосования оказались перекрытыми по причине ремонта, начатого совершенно случайно за день до второго тура выборов, — написала она. – Не все, кто пришли голосовать, догадались, что нужно пройти пешком около 15 минут, обогнуть парк Ган-Хапаамон и через боковой вход, имеющийся на неосвещённом склоне, попасть в школьный двор, где устроили импровизированный избирательный участок. В вечерние часы он тоже был довольно слабо освещён, и вокруг царил хаос. Была и другая возможность: выстояв в «пробках», проехать минут 10 на автомобиле по направлению квартала Тальпийот, а потом припарковаться на расстоянии 5 минут хода от избирательного участка. На всём огромном пространстве между улицей Ицхака Эльханана и парком Ган-Хапаамон находились не больше двух работников муниципалитета, которые с явной неохотой выполняли свои обязанности и направляли людей к месту голосования».
Далее избирательница описывает трудности, вызванные перекрытием входа в школу. «В какой степени ремонтные работы помешали голосованию жителей квартала Тальбия? Мы подвезли около 30 человек, которым трудно было совершить пеший переход – пожилых людей и инвалидов. Даже после того, как мы подвезли их к избирательному участку, они выглядели явно усталыми, и потом приходилось развозить их по домам». Она также рассказывает, что «за те два часа, что я простояла на углу школы, направляя прибывавших избирателей, мимо прошли десятки, если не сотни людей, запутанных, возмущённых, кипевших от ярости и готовых даже отказаться от голосования, но понимавших, что все эти препоны обязывают всё-таки проголосовать на выборах, а не возвращаться домой. Не удивительно, что подавляющее большинство из них были сторонниками Офера Берковича».
Согласно данным, поступившим из иерусалимского муниципалитета и министерства внутренних дел, в Тальбии проголосовало около 24% из 3300 жителей, приписанных к этому избирательному участку. Отметим, что этот показатель заметно ниже, чем в других районах с идентичным составом населения и ниже, чем в западных кварталах столицы.
Необходимо подчеркнуть, что проблема была не в том, что школа закрылась на ремонт как раз за день до выборов. Но если перекрыты пути к избирательному участку, к которому приписано 3300 человек, то необходимо ведь установить указатели, организовать подвозку, сообщить заранее – сделать всё необходимое, чтобы жители смогли осуществить своё демократическое право!
Бейт-Цафафа
На первом туре выборов, состоявшемся две недели назад, десятки жителей Бейт-Цафафы, арабского квартала на юге столицы, столкнулись с проблемой, которой в прошлые годы никогда не было. Многие жители прибыли на два районных избирательных участка, где им сказали, что они приписаны к другим участкам, расположенным на расстоянии во много километров от Бейт-Цафафы – в Бейт-Ханине, в Старом городе, на Гива-Царфатит и пр. Все эти кварталы находятся на противоположном конце города, и трудно понять, почему так много жителей Бейт-Цафафы должны были голосовать именно там. Это тем более странно, что на всех предыдущих выборах жители Бейт-Цафафы голосовали в своём квартале. Там и на этот раз тоже были открыты два избирательных участка – не понятно, правда, для кого? Кроме того, можно было, в качестве более удобной альтернативы, приписать их к избирательным участкам поблизости от Бейт-Цафафы, а не отправлять людей в столь дальнее путешествие.
На втором туре выборов эта абсурдная ситуация повторилась. Оба избирательных участка в Бейт-Цафафе весь день голосования простояли почти пустые. Проголосовать в них удалось весьма немногим жителям квартала. По словам наблюдателей, многих приходивших голосовать снова направляли в удалённые избирательные участки в Старом городе или других удалённых кварталах. Были и такие случаи, когда одну часть семьи, проживающей в одном доме, отправляли на другой конец города, а другой части разрешали проголосовать в Бейт-Цафафе. По оценке одного из наблюдателей, «около трети избирателей из этого квартала оказались приписанными к другим районам города».
Граждане, которые не смогли проголосовать
Одновременно с жалобами на трудности общего характера в тех или иных избирательных участках, в редакцию «Давар ришон» поступили рассказы от граждан, которые добрались до места голосования, но проголосовать, тем не менее, не смогли. Такая история произошла с Ноамом Шапиро, который был приписан к избирательному участку по улице Ковшей Катамон в Иерусалиме. Когда он прибыл на место и собирался проголосовать, ему сказали, что он уже голосовал в этот день и сделать это во второй раз нельзя.
«Я пришёл около 20:30 в избирательный участок номер 430, в школу «Хорев», где я голосовал в первом туре. Я предъявил удостоверение личности, но члены избирательной комиссии сказали, что я отмечен, как уже проголосовавший в этот день. Один из них с самого начала был настроен очень враждебно. Он заявил: «Вы не можете голосовать, потому, что уже проголосовали!» Но на самом-то деле, я не голосовал! Но он не задавал никаких вопросов, не смотрел мне в глаза, но только ответил категорическим отказом».
— Никто из членов избирательной комиссии не сделал попытку разобраться, что случилось?
«Когда они начали понимать, что произошло нечто неординарное, они собрались и стали решать, что им делать. Они сказали, что вызвали начальника и попросили пока подождать. Ждать пришлось долго. Когда прибыл начальник, он сказал мне: «Я сожалею, но таков закон. Вы отмечены, как уже проголосовавший. На вашем месте я тоже нервничал бы, но таков закон». Я посмотрел ему в глаза и спросил, не думает ли он, что здесь что-то явно не в порядке? Я никого из комиссии не знаю, а они не знают меня. Я здесь в первый раз за день, значит, получается, что кто-то проголосовал вместо меня! Это вы понимаете? Тогда он сказал мне подождать минутку. Не прошло и полминуты, как другой парень из избирательной комиссии говорит начальнику: «Ладно уж, дайте ему проголосовать без регистрации». Я смотрю на них в ужасе. Всё, что там происходило, было очень подозрительно. Как такое может быть, что меня отметили, как проголосовавшего, и, тем не менее, мне снова разрешают проголосовать? Через 20 минут мне сообщили, что я могу голосовать. Я не понимаю, что там произошло. Они написали в протоколе ещё строчку рядом с местом, где было написано, что я проголосовал. Что это за протокол такой вообще? Что всё это значит? Получается, что будет подсчитан и мой настоящий, и тот второй, сфальсифицированный голос? Не понимаю я такого».
— Вы получили пронумерованный конверт?
«Не помню уже. Я был в шоке от происходящего. Я почувствовал, что там что-то нечисто, а в таких ситуациях я не могу функционировать. Уже после всего этого я подумал, что, наверное, нужно было вызвать полицию или позвать кого-нибудь из активистов движения «Иторерут», стоявших снаружи. Много всего правильного можно было сделать. Но в те минуты меня волновало только то, не лишат ли меня моего самого основного права – голосовать на выборах. Тогда я думал, в первую очередь, только об этом. Поэтому, в тот момент, когда мне разрешили голосовать, я не обратил внимания на то, был ли пронумерован конверт или нет».
«Была ещё одна странность. Когда приехал начальник, он первым делом спросил у членов избирательной комиссии, видел ли кто-то из них меня в этот день ранее. Он им сказал, что они – избирательная комиссия, и они сами должны решить большинством голосов, разрешить ли мне голосовать или нет. Какая-то бредовая сделка, по-моему».
— У вас не создалось впечатление, что кто-то из них был удивлён или всерьёз отнёсся к подозрению, что ваш голос кто-то подделал?
«Нет. Все они были озабочены только поиском какого-то решения создавшейся проблемы. Такое у меня впечатление. Я сказал директору, что у них там что-то нечисто, а он ответил, что напрасно я использую такие слова. На это я сказал ему в лицо, что мой голос кто-то подделал. Как же такое может случиться?
Может быть, кто-то из членов избирательной комиссии ошибся. Возможно, они ошиблись, проверяя чьи-то документы. Но, как такое может быть? Как три-четыре человека могут невнимательно проверить удостоверение, не сверить с фотокарточкой? Они только отмечают в тетради номер и зовут следующего? Особенно подозрительной мне показалась первоначальная реакция того члена избирательной комиссии, что заявил, будто я уже голосовал и во второй раз мне не позволят. Они явно были уверены, что я повернусь и пойду домой. Когда же они увидели, что я не сдаюсь и требую выяснения случившегося, они начали что-то решать. Но до того они все явно не сомневались, что я уйду восвояси, не проголосовав».
Другая история произошла с Ореном Левом, аспирантом Иерусалимского университета, проживающим в столице на протяжении нескольких лет. Перед первым туром муниципальных выборов Лев нашёл на сайте министерства внутренних дел свой избирательный участок. Приписанным он оказался к участку, расположенному по улице Ха-Писга в квартале Байт Ва-Ган. Когда же в день выборов он прибыл по указанному адресу, то оказалось, что никакого избирательного участка там нет. Тогда Лев позвонил по специальному номеру телефона, выделенному министерством внутренних дел для вопросов, связанных с муниципальными выборами. И ещё раз проверил своё место голосования на сайте. В обоих случаях его номер удостоверения личности не давал никаких результатов. В конечном итоге, Орен Лев не проголосовал.
Перед вторым туром выборов Лев снова попытался выяснить место своего голосования. Он искал на сайте, звонил и отправлял электронные сообщения в МВД, но ответа так и не получил. Тогда он обратился к представителям движения «Иторерут», которые сообщили, что он сможет проголосовать по другому адресу в том же квартале Байт Ва-Ган. Когда же он пришёл туда в день выборов, то в избирательной комиссии сказали, что он не зарегистрирован в списках, и голосовать не сможет. Это пример, когда житель Иерусалима, активно пытавшийся проголосовать на обоих турах выборов, многократно обращавшийся в МВД, так и не смог осуществить своё демократическое право.
Все факты, изложенные в статье, были направлены в министерство внутренних дел. Из МВД сообщили, что факты проверяются, и реакция Управления выборов Иерусалима последует.
Оригинал публикации на сайте Давар Ришон   https://relevantinfo.co.il/problems-elections-jer/?fbclid=IwAR0l41LBCb3J30uIBSuLdt0ApQSCjalGjFtZZRdSL8JSVZoWm3k6bgZ5pZs                                                                                                                                                                             
Неизвестный город - relevant
Вид на Восточный Иерусалим. Фото: Jonatan Sindel, Flash 90.
Игаль Мильнер. Неизвестный город.
Многие ли из нас посещают Восточный Иерусалим? Некоторые не были в нем ни разу в жизни.  А ведь это огромная часть нашей столицы. В ней проживает треть иерусалимцев, около трехсот тысяч человек. Их жизнь, их проблемы  нам почти не известны.
Мы объехали многие кварталы города вчера. Знаете, что бросается в глаза, в первую очередь? Приличные, красивые, часто совсем не бедные дома — и совершенно отвратительные улицы. К примеру, как вы думаете, сколько тротуаров должно быть у улицы? Два, вы скажете? А мы видели улицы вообще без тротуаров, с одним тротуаром и с двумя тротуарами. Знаете, как это объяснить?
Улицы с двумя тротуарами находятся внутри еврейских районов. Улицы без тротуаров находятся в арабских районах.
Неизвестный город - relevant
В Иерусалиме есть также места, где евреи живут рядом с арабами. На одной улице. С одной стороне живут арабы, с другой евреи. Так вот, на еврейской стороне – тротуар и высажены деревья, а на арабской нет ни тротуара, ни деревьев.
Центральная часть Восточного Иерусалима застроена хаотично, без всякого плана малоэтажными домами. А расположенная недалеко арабская деревня Абу-Дис застроена красивыми многоэтажными зданиями.
Неизвестный город - relevant
Почему улицы арабских районов неблагоустроены? Почему центр столицы Израиля похож на деревню, а арабская деревня в пустыне выглядит как современный город?
На оба эти вопроса ответ один.  Восточный Иерусалим с 1967 года является частью государства Израиль. И по израильским законам всеми вопросами развития городской инфраструктуры занимается муниципалитет. То есть, иерусалимский муниципалитет утверждает планы на строительство, на благоустройство, занимается уборкой территорий.
Так вот, развитием инфраструктуры арабского сектора Иерусалима, иерусалимский муниципалитет занимается очень плохо. В общем, почти ничего не делает. На это выделяется очень мало денег из бюджета.
Именно поэтому очень плохие дороги, а на улицах не делают тротуаров.
В еврейских районах строятся торговые центры, где есть магазины, стоянка, площадки для детей.
А в арабских районах торговый центр — это ряд частных домов, где  первый этаж используется как магазин, а на втором этаже живет семья, и никакой стоянки, конечно, нет. В Восточном Иерусалиме не увидишь парков, площадок для детей, а если и увидишь, то они частные, не от муниципалитета.
Неизвестный город - relevantШкольницы играют после уроков. Лагерь беженцев Шуафат, 2017 год. Photo by Hadas Parush/Flash90.
Арабу почти невозможно получить разрешение на строительство дома. Большинство домов построены нелегально и без всякой планировки. И все они находятся под угрозой сноса. Представьте себе десятки тысяч домов, построенных нелегально. Полный хаос.
Муниципалитет каждый год сносит около сотни домов, но это никак не решает проблему. Десятки тысяч нелегальных домов снести невозможно.
А деревня Абу-Дис – это часть Палестинской автономии.  В автономии разрабатывают планы на строительство, а в Иерусалиме для арабов – нет.
Поэтому Абу-Дис выглядит как город, а центр Восточного Иерусалима как деревня.
Было бы неправильно сказать, что муниципалитет ничего не делает в Восточном Иерусалиме. Недавно на развитие города было выделено 2 млрд. шекелей. Это хорошее начало, хотя и совершенно недостаточное. Строятся школы, больничные кассы.
В арабском секторе школ не хватает. Не хватает около 2 тыс. классов. Строительство едва покрывает естественный рост населения. Поразительно, что Восточный Иерусалим — это единственное место в Израиле, где школьники не учатся по израильской программе. Они учились по иорданской программе до 1993 года. А сейчас учатся по палестинской программе. В 1967 году их пробовали обучать по израильским программам, и несколько лет дети не ходили в школу. Оказалось, что невозможно заставить человека изучать то, что он не хочет учить.
Сейчас израильские власти пытаются материально заинтересовать школы преподавать по израильским программам и предлагают им за это дополнительное финансирование. Большого успеха это не дает. Мало кто перешел на израильскую программу.
Из-за нехватки классов многие старшеклассники не ходят в школу. В старших классах уже таких 40%. Эти подростки болтаются на улицах и получают свое, уличное «образование». Они-то и пополняют ряды шахидов. Основная часть террористов «интифады ножей» — именно эти, уличные подростки из Восточного Иерусалима. Несколько лет назад в Восточный Иерусалим прибыла комиссия Кнессета. Председателем её тогда была Мири Регев. Начальнику полиции Восточного Иерусалима задали вопрос, что нужно сделать, чтобы навести порядок. Он ответил: «Постройте им школы». Начальник полиции работал в Восточном Иерусалиме и хорошо знал, что лучше, чтобы дети сидели в классах, чем болтались на улицах. Не так важно, даже, чему их в классах будут учить. Но в Кнессете этого, видимо, не понимали. Мири Регев закричала, что им образование неинтересно. Им интересно, чтобы полиция применяла силу, разгоняла, арестовывала.
Неизвестный город - relevantЗа разделительной стеной — Шуафат, принадлежащий, тем не менее, к иерусалимскому муниципалитету. Photo By Yonatan Sindel/Flash90.
Раньше Восточный Иерусалим не участвовал в терроре. Ни в первой, ни во второй интифаде иерусалимцы не участвовали. И только в последние годы жители районов стали появляться среди террористов. Похоже, «котел» начал перегреваться.
По дороге домой мы миновали  самый проблемный район Восточного Иерусалима, лагерь беженцев Шуафат. Это часть Иерусалима, тем не менее оставшаяся за стеной безопасности.
Представьте: в столице рядом с Еврейским университетом есть места, куда полицейский не может даже зайти. Это абсурдно, но это так.
Неизвестный город - relevant
Так будем ли мы заниматься проблемами людей, которые там живут?
«В конце концов, — считают многие в Израиле, —  нам надо решить: это наша территория, и тогда все жители получат гражданство, город получит бюджет, школы, больницы, все, что надо, чтобы все было по израильскому стандарту? Или мы решаем, что нам не надо этим заниматься , мы это не хотим делать, и тогда надо уйти, и пусть там будет свое государство и  они сами этим занимаются. Но оставить так, как сейчас, чтобы ни там, ни здесь, это невозможно».
И с этим мнением трудно не согласиться…
Автор — участник курса для блогеров и журналистов. Фото автора.    https://relevantinfo.co.il/unknown-city/?fbclid=IwAR2JC0nH2q30efdAnY8D9nsGy3Wh3dqsCK9BxEjrEVWJpVmPqJpVBzIqcqo    
                                                                                                                                          
Tags: аналитика и публицистика, евреи и Израиль, люди и этносы, современность и политика
Subscribe

  • Михаэль Дорфман. СИОНИЗМ ИЛИ ИЗРАИЛЬ?

    Михаэль Дорфман СИОНИЗМ ИЛИ ИЗРАИЛЬ? КТО СКАЗАЛ, ЧТО СИОНИЗМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗНАЧИТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ? К…

  • Михаэль Дорфман. Евреи и не евреи

    ЕВРЕИ И НЕ ЕВРЕИ Михаэль ДОРФМАН Прекрасный американско-еврейский писатель, профессор-политолог Йельского и Колумбийского университетов Лео…

  • Как в Израиле отменяли идиш

    Как в Израиле отменяли идиш На одном из спектаклей театра «Идишпиль» В воскресенье, 18-го июля 1948 года редактор…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments