Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Арье Дери. «День сурка» – израильский вариант. (3 статьи)

Арье Дери: взлёт и закат? - relevant
Министр внутренних дел Арье Дери. Фото: Zindel, Flash-90.
Лев Авенайс. Арье Дери: взлёт и закат?
20 ноября полиция сообщила о завершении расследования в отношении министра внутренних дел Арье Дери. Пресс-служба полиции донесла до общественности, что собрана доказательная база, позволяющая предъявить главе ШАС обвинения в мошенничестве, обмане общественного доверия, отмывании денег, налоговых правонарушениях и создании помех ходу следствия.
У нас обвинения никогда не ходят «по одиночке». Длинный список преступлений создает впечатление, что перед нами закоренелый преступник, место которому на каторге. На самом деле, полиция действует по принципу: что-то на суде отпадет, а что-то останется.
Впрочем, самое главное обвинение – во взяточничестве – с Арье Дери уже сняли. За отсутствием улик. Гнусненькая такая формулировка: мол, наверняка, брал, но не пойман. Значит, не вор, но вы же понимаете…

Арье Дери – одна из самых ярких фигур израильской политики. Пожалуй, самый ненавидимый светской общественностью политик.  Между тем, удивительное дело: сколько бы я ни говорил с разными политиками – и левого, и правого лагеря, — в приватных беседах они очень хорошо отзываются о личных качествах Дери: его уме, его обаянии. Что, впрочем, не мешает этим же людям с трибун кнессета громить его в качестве политического оппонента (а он в разные времена был оппонентом и левых, и правых).
Дери в 80-х годах был «вундеркиндом» израильской политики. В 25-летнем возрасте он – один из основателей партии ШАС, ставшей представителем религиозного и «блюдущего традиции» восточного еврейства, которое до того в политике никак не было представлено. А ведь их в стране было очень много. Через четыре года после создания партии Дери успешно провел предвыборную компанию (которой, кстати, руководил «русский» политтехнолог Борис Красный), и ШАС получил шесть мест в кнессете. Дери по сей день носит звание чемпиона в номинации «ставший министром в самом молодом возрасте». В 1988 году он занял пост министра внутренних в возрасте 29 лет.
Дери как политический лидер восточного еврейства большинству светского населения не интересен. Светские видят в нем классического оппортуниста. Хотя на самом деле Дери, возможно, один из немногих «честных политиков». Он пришел в политику, чтобы защищать свой электорат и никогда не обманывает ожиданий своих избирателей.
Но зато всех интересуют только криминальные истории Дери.
А истории,  действительно, интересные. Уже в 1990 году появляются статьи, обвиняющие Дери в получении взятки, и полиция начинает расследовать эти подозрения. Дело движется неспешно. Дери использует право на молчание, что вызывает гнев «широкой общественности». Но «молчание» не спасает Дери, и  в 1993 году против него подается обвинительное заключение. Тогда были другие нормы морали,  и Верховный суд постановил, что при наличии обвинительного заключения Дери не может быть министром. Напомню, что сейчас на полном серьезе обсуждается вопрос, должен ли премьер-министр после предъявления ему обвинительного заключения оставить свой пост. Дери покинул кресло министра, но остался лидером партии и депутатом.
Это дело тянулось еще долгих шесть лет. Все эти годы Дери категорически отрицал свою вину. В 1999 году суд наконец завершился (точнее – первый этап судебной волокиты).  Дери приговаривают к четырем годам тюрьмы и 250 тысячам шекелей штрафа. Это вызывает бурные протесты и митинги сторонников ШАС по всей стране. Многотысячные толпы скандируют «Ху закай!» («Он невиновен»). У этих толп была «своя правда» и свои представления о морали. Ведь, по утверждению сторонников Дери, он если и брал взятки и совершал прочие правонарушения, то «не корысти ради, а токмо» в интересах своего электората. В этом он схож с мэром Иерусалима Ури Луполянски, который тоже брал взятки, якобы, не для себя, а для возглавляемой им благородной амуты «Яд Сара». Так это было или не так, я достоверно сказать не могу.

Но  надо же было такому случиться, что как раз в этот период проходили парламентские выборы. В результате, сказался классический эффект протестного голосования. Сплотившись на базе протеста против преследования «ашкеназами» своего лидера, выходцы из восточных стран принесли ШАС семнадцать мандатов. Сегодня в это трудно поверить. И ШАС вошел в левую коалицию «Единого Израиля» во главе с Бараком, который проводил (и выиграл) предвыборную кампанию под  главным лозунгом «Только не ШАС!» и обещанием  «светской революции».
А Дери подал апелляцию, ему скостили срок на год, и он отправился отбывать срок в тюрьму «Маасиягу» в Рамле. У стен этой тюрьмы потом в течение нескольких месяцев ежедневно проходили камлания сторонников Дери: «Ху закай!».
Заключенный Дери даже удостоился закона  «своего имени». Спустя год его тюремного заключения, в 2001 году партия ШАС провела в кнессете закон, позволяющий освобождать заключенных не после отбытия двух третей наказания, как было ранее, а лишь половины срока. Но под этот закон вместе с Дери попадало слишком много людей, которых освобождать после отбытия половины срока государству не хотелось. К тому же, власть в стране к моменту отсидки Дери полутора лет поменялась, и закон подвергли «глубокой заморозке». И хотя его никто не отменял, он до сих пор находится в «морозильнике», и никто его извлекать оттуда не собирается. Разве что, Дери снова отправится в тюрьму, во что я не слишком верю. Да и сам ШАС сейчас балансирует на грани электорального барьера.
В 2002 году, отбыв в тюрьме 22 месяца, Дери вышел на свободу без права быть избранным в течение семи лет «карантина». За это время в его партии много что произошло. На посту председателя партии и в ближайшем окружении настоящего вождя восточного еврейства – рава Овадии Йосефа укрепился Эли Ишай, который не собирался уступать свой пост возвращающемуся в политику Дери. Началась долгая борьба за влияние у Овадии Йосефа и избирателей, которую я оставлю за пределами этого обзора яркого пути Арье Дери.
Скажу только, что в итоге все кончилось пирровой победой Дери, ибо она привело к расколу партии. Предвыборный список созданный врагом Дери — Эли Ишаем не преодолел  электоральный барьер, да и ШАС во главе с Дери не без труда его одолел. Но шаткий политический расклад в кнессете снова привел Дери в кресло министра внутренних дел, один из самых соблазнительных, с точки зрения возможностей для коррупции, постов в правительстве.
Я недавно прочитал, что только в двух странах министр, ранее осужденный по коррупционной статье, вернулся в правительство: в Индии и Израиле. Не знаю, насколько это верно. Но не думаю, что вернувшийся в правительство индийский министр снова проворовался. А вот Дери ухитрился снова попасть под обвинение. На этот раз, вроде, его действия были направлены отнюдь не на благо общины, как утверждали его сторонники в период первого его тюремного срока, а  исключительно на обогащение себя и своей семьи.
Я не судебный репортер. Смысл предъявляемых Дери обвинений мне не очень ясен. Речь идет о покупке и продаже каких-то домов и земельных участков, оформленных на различных многочисленных членов его семьи, получении смутных денежных переводов от различных бизнесменов (хотя то, что это были взятки, доказать, вроде, не удалось), представление всяких неточных деклараций в налоговые и другие контрольные инстанции.
В любом случае, до предъявления обвинительного заключения, которое должна сделать прокуратура, учитывая очень неспешный характер нашего правосудия, еще достаточно далеко. Отмечу, что и ШАС, и Дери уже не те, что 17-20 лет тому назад. Бурных демонстраций в защиту Дери нет и не предвидится. Раскрутить протестное голосование под лозунгом «Нашего бьют» на ближайших выборах в кнессет вряд ли получится. Напротив, очень многие противники Дери в партии, и, в первую очередь, Эли Ишай с удовольствием следят за перипетиями этого уголовного дела.
Рискну предположить, что дело Дери закончится легким пшиком, как это уже было с делами Либермана и многих других политиков. Не думаю, что «рецидивист» Дери снова отправится на нары. Возможно, будет заключена некая досудебная сделка, и Дери окончательно уйдет из политики. Впрочем, слово «окончательно» в нашей стране нельзя говорить никогда. Но, возможно, закат политической карьеры Дери будет означать и закат созданной им партии ШАС. Все это я осторожно оговариваю словом «возможно». https://relevantinfo.co.il/deri-arie/?fbclid=IwAR02G2frjKl5LnRoUlfqO8V27rFIFhE0dg7nC9c83qFDk81Q0Mfoip6NGqE                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

«День сурка» – израильский вариант.
Израильтяне, проснувшиеся утром 20 ноября, могли себя почувствовать подобно герою  знаменитого американского фильма «День сурка», который внезапно попал в петлю времени, застряв не просто в прошлом, а в одном и том же дне. Надо полагать, жители нашей страны не поверили своим глазам и ушам, узнав из новостных выпусков, что полиция рекомендовала обвинить министра внутренних дел Арье Дери в мошенничестве и злоупотреблении служебным положением.
Над израильской политикой 90-х годов во многом довлело дело Дери – история блестящего молодого ультраортодоксального политического деятеля, представителя восточной общины, который стал министром в 29 лет, и был «сражен» многочисленными обвинениями в коррупции. Двадцать лет спустя после того, как Дери осудили и он отбыл наказание в тюрьме, реанимировал увядшую было политическую карьеру, вернул лидерство в партии ШАС, а также занял ту же министерскую должность, с коей был низвергнут, этот человек словно решил завершить круг своей судьбы, вновь оказавшись под следствием по обвинению в мошенничестве и получении взяток.
Это не просто сочетание «дежа вю», злорадства и уныния по поводу израильской политики, унижающей человеческое достоинство, поскольку, как оказалось, обвинение во взяточничестве больше не служит препятствием, чтобы занять высокую должность. Остроты нынешней ситуации добавляет, пожалуй, тот факт, что рекомендации полиции появились на следующий день после того, как правительство Нетаниягу едва не рухнуло – того самого Нетаниягу, который в конце 90-х годов, когда дело Дери рассматривалось в суде, постоянно был на грани развала правительства.
А кто же ускорил приближение конца нынешнего (четвертого по счету) правительства Нетаниягу? Тот самый министр обороны Авигдор Либерман, который двадцать лет назад точно так же ушел в отставку, будучи гендиректором управления премьер-министра – в знак протеста против того, что он, дескать, осознал некомпетентность своего босса Нетаниягу в руководстве правым лагерем.
Те же самые политические фигуры, наступающие на те же грабли. Даже сегодняшние уголовные расследования по делам Нетаниягу – это, по сути, повторение дела «Бар-Он-Хеврон», а также «дела о подарках», из которых он благополучно выкрутился, благодаря толстокожести и жалости юридического советника правительства Эльякима Рубинштейна.
Неужели за двадцать лет Израиль так мало изменился?
В 1998 году процесс Осло застопорился, президент США, запятнанный сексуальными скандалами, полагал, что он мог бы добиться мира между израильтянами и палестинцами; ультраортодоксальные политики жаловались, что БАГАЦ вмешивается в разработку законодательства по поводу призыва в армию ешиботников; Рабочая партия, находясь в оппозиции, теряла мандаты в опросах общественного мнения; израильская певица победила на конкурсе Евровидения.
Впрочем, история не стояла на месте. В 1999 году Барак, вырвавшись из состояния депрессии, победил Нетаниягу на выборах, торжественно пообещав «рассвет нового дня». Процесс Осло зашевелился, а затем запылал. А Барак обещал «светскую революцию», которая быстро выдохлась.
Нетаниягу потребовалось десять лет, чтобы вернуться к власти. Десять лет, в течение которых Барак и Эхуд Ольмерт приложили все усилия для достижения соглашения с палестинцами, а между этими усилиями последовала разрушительная интифада и односторонний вывод армии и поселенцев из сектора Газа под названием «план размежевания» Ариэля Шарона.
Но стоило Нетаниягу вернуться к власти еще на десять лет, как ему, наконец, удалось вернуть Израиль в 1998 год. Даже сектор Газа, который Израиль физически оставил, не сходит с повестки дня.
Это не так плохо. По крайней мере, с точки зрения Нетаниягу. Между палестинцами нет мира, а замороженное соглашение, подписанное в Осло, по-прежнему удерживает ПА, которая сотрудничает с Израилем в сфере безопасности в Иудее и Самарии.
Партия «Авода» стала «Сионистским лагерем», но так же, как и тогда, теряет мандаты в опросах. Возможные политические перемены в результате грядущих выборов в будущем году выглядят маловероятными. Неужели Нетаниягу снова справится с ведущимися против него расследованиями? Со всеми подробностями, которые стали известны до сих пор, это кажется невозможным, однако юридический советник правительства Авихай Мандельблит, который должен принять окончательное решение по этому поводу, вполне может оказаться вторым Рубинштейном.
Израиль при Нетаниягу образца 2018 года удручающе похож на Израиль при Нетаниягу образца 1998 года. Конечно, он может утверждать, что все это исходит от левой «кислятины» и, на самом деле, Израиль никогда не был таким процветающим, безопасным государством, имеющим здоровые отношения со многими странами, как сейчас. Судя по опросам, многие израильтяне с ним согласны и готовы помочь ему удержаться у власти еще на четыре года.
Мимолетное восстание Либермана, чуть было не поддержанное Беннетом, потерпело неудачу. Но это, скорее всего, предвестник будущих событий. Либерман, Беннет и другие правые «партнеры» чувствуют слабость лидера, как акулы – первые капли крови в воде. Предсказание части политических обозревателей, что пятая победа Нетаниягу в 2019 году предрешена, не учитывает его собственной растущей усталости, а также недовольства его сторонников.
Так же, как за 1998 годом последовал 1999-й, когда тактика «разделяй и властвуй» не позволила Нетаниягу сохранить коалицию единой, то же самое может произойти в 2019 году.
Наконец, правые восстали против лидера «Ликуда» после того, как он подписал меморандум Уай-Ривер – соглашение, заключенное 23 октября 1998 года в Белом доме между Израилем и администрацией ПА при посредничестве США.
Сегодня на улицах Сдерота и в социальных сетях подобные голоса слышны от людей, которые до недавнего времени были твердыми сторонниками Нетаниягу.
Двадцать лет назад оппозиция стала действовать сообща, чему способствовали многие умеренные правые израильтяне, которые терпеть не могли Нетаниягу. Нет никаких оснований полагать, что этого не произойдет и в будущем году.
Аншель Пфеффер, «ХаАрец»  М.К.
Фото: Оливье Фитуси  http://detaly.co.il/are-deri-6/                                                                                     
Исправленному - верить?Фото: Getty Images
Юрий Моор-Мурадов. Исправленному - верить?
Вместо эпиграфа
Газета написала: "Половина министров в нашем правительстве - воры и мошенники". Министры возмутились, газета опубликовала опровержение: "Вчерашнее заявление следует читать: "Половина министров - НЕ воры и НЕ мошенники".
Полиция завершила следствие по делу министра внутренних дел Арье Дери и передала в прокуратуру с рекомендацией отдать его под суд. Сейчас много говорят об этом, острят, возмущаются, справедливым гневом исходят, называют председателя партии ШАС рецидивистом. Многие (из ненависти к Нетаниягу) пишут: "Это Нетаниягу назначил отсидевшего уголовника министром".
Обвинять Нетаниягу могут только люди, совершенно не понимающие, как работает политическая система в Израиле, являющемся парламентской республикой.
В Израиле правительство формируют партии, избранные народом в Кнессет. В ходе коалиционных переговоров независимые друг от друга фракции договариваются о разделе портфелей, и каждая фракция, получив портфели, потом сама решает, кто из ее среды какой из них получает.
К примеру, после формирования коалиции левых партия Авода получила среди прочего портфель министра обороны. Председатель партии Амир Перец забрал этот портфель себе, хотя необходимого для такой должности опыта не имел и шел на выборы с обещаниями решить социальные проблемы. И премьер Ольмерт от партии Кадима никак на это решение повлиять не мог, разве что забрать портфель у Аводы, что означало - распустить правительство, потому что на иное Авода не соглашалась.
То же самое произошло и в нынешнем правительстве. Фракция ШАС получила портфели, и один из них отдала своему председателю Арье Дери. Не Нетаниягу назначил Арье Дери председателем партии ШАС, не Нетаниягу избрал Дери и возглавляемую им партию в Кнессет. За эту партию проголосовали двести тысяч израильтян, зная, что ее возглавляет человек, отсидевший в тюрьме по решению суда.
Были апелляции в Высший суд справедливости с просьбой не позволить Дери баллотироваться - суд отклонил иск. Были потом иски с просьбой отменить назначение Дери министром - Верховный суд счел, что все здесь законно. И парламент утвердил такой состав правительства.
Не включить ШАС в правительство Нетаниягу не мог - как и не смог бы ни один другой премьер из самой распрекрасной партии. Сейчас некие левые политики хорохорятся: "Я бы не стал формировать правительство с партией ШАС!" но не очень им верьте. И Барак в свое время такое обещал, а как только его избрали - тут же пригласил ШАС в коалицию. В прошлый раз из-за шантажа со стороны Лапида сформировали правительство без ШАС - и оно с трудом продержалась два года.
Почему сотни тысяч израильских граждан пожелали видеть министром человека, которого СМИ денно и ношно называют вором? Вы ведь не будете утверждать, что все отдавшие свои голоса за Дери люди по своей природе - нарушители закона, по которым тюрьма плачет? Если огромные массы людей действуют вопреки принятому кучей депутатов закону (иногда, чтобы закон прошел, достаточно, чтобы за него проголосовали пять из девяти явившихся на пленарное заседание законодателей) - то проблема с этим законом. И менять нужно не народ, а закон.
Есть только одно разумное объяснение, почему сотни тысяч людей проголосовали за Дери, хотя полиция, прокуратура и суд отравили его в тюрьму, признав нарушителем закона.
Эти люди не поверили правоохранительным органам.
Действительно, серьезная проблема не у Дери, а у нашего общества, в котором правоохранительные органы ведут себя так, что лишаются доверия населения.
Что с этим делать? Можно, опять же, сказать, что народ плохой - но его же не заменишь. Зато можно у полиции потребовать и добиться более честного ведения дел.

Давайте проведем небольшой тест. Дери, возможно, самый известный преступник в Израиле. А вот за что он сидел? Вы можете сходу сказать, что именно натворил Дери, что его отправили в тюрьму на 3 года? Про одного заключенного мы знаем, что его обвинили в убийстве человека. Про другого - что он присвоил миллионы, собранные на проведение Марша жизни в Польше. Про третьего - что он приставал к медсестре, которая ухаживала за его женой-миллиардершей. А что натворил Дери?
Я в конце 90-х переводил для газеты "Вести" многочисленные отчеты и репортажи, касающиеся процесса Дери. Но и я не могу сказать, что именно он натворил. И поиск в Сети ничего внятного не дает. Известно, что некто внес на его счет деньги, на которые его семья купила квартиру. Дери объяснил: эти деньги ему передали приемные родители его жены. Приемные родители - богатые люди, живущие в США - долго не соглашались встретиться с нашими следователями и подтвердить или опровергнуть это объяснение, а потом приемную мать сбил насмерть автомобиль, за рулем которого сидел… израильтянин. Сразу высказали предположение, что его направил Дери; никаких доказательств не нашли, обычная автоавария. И мало ли израильтян ездит по Америке на автомобилях!
Другое инкриминируемое Дери страшное преступление: он способствовал выделению денег ешиве! Небось, сделал это за взятку! Да по такой статье можно пересажать половину нынешних и бывших министров из любой партии - левых, правых, центристов. Ну как не порадеть родному человечку, родной ешиве, родной амуте?
Следователи нашли человека, который когда-то работал с Дери, и тот на суде свидетельствовал, что однажды зашел в кабинет Дери и увидел на его столе чек на сумму в 68 тысяч шекелей. Что это был за чек, от кого, куда его внесли - он не знает. Судьи заявили, что верят этому свидетелю (которого в благодарность за эти показания вызволили из тюрьмы в Европе, где он сидел за миллионные махинации).
В тех же 1990-х другого депутата - Деди Цукера обвинили в использовании своего служебного положения для выделения сотен тысяч (!) шекелей частной школе искусств "Камера обскура", председателем совета директоров которой Цукер был. Он признался в этом, были и документальные свидетельства, и письма за подписью Цукера, был и перевод денег из казны в школу. Дело замяли, Цукер отделался отставкой. Почему такая снисходительность? Почему не три хотя бы хиленьких года в тюрьме легкого режима? А потому что СМИ почти не интересовались этим делом, не создавали вокруг него ажиотаж. А почему? Потому что Цукер из "своих" - основатель движения "Шалом ахшав", ратующего за незамедлительную передачу палестинцам 90 процентов Эрец Исраэль и прием на оставшихся 10 процентах миллионов палестинских "беженцев", основатель движения "Бецелем", защищающего права палестинцев.
Как я уже писал здесь в предыдущей статье, Эхуда Барака сейчас подозревают в незаконном получении миллионов (!) долларов (!), а его даже не допрашивают, в то время как Дери посадили без убедительных доказательств за какие-то десятки тысяч шекелей по свидетельству человека, которого в награду за показания освободили от наказания за более крупные махинации. Барака только для проформы спросили в эфире, что за деньги? Барак так бодренько ответил: "Я выполнил для фонда исследования по теме "Вторая мировая война" (я большой в этом специалист), по теме репатриации в Израиль (я большой в этом специалист), и по теме "Вторая Интифада".
Ну, в этом - знают все - он самый главный специалист, даже расплатился за эту Интифаду постом премьер-министра.
И все, инцидент исчерпан.
Почему же Бараку такая поблажка? Не знаю, может, потому, что он каждый день вопит на радио, что Нетаниягу - провальный премьер? Или в благодарность за то, что, будучи премьером, пообещал палестинцам столько, что теперь их не усадишь за стол переговоров, пока не пообещаешь еще больше?
Есть у меня все основания полагать, что и в этот раз все эти громкие заявки полиции, что Дери наворовал и набрал взяток закончатся каким-то невнятным обвинением, и опять мы останемся в недоумении. Люди не фраера, они видят, что наши правоохранительные органы действуют избирательно.
А парт: Еще лет 20 назад, во время первого процесса над Дери, я писал, что пора уже в Израиле ввести суд присяжных, чтобы именно простые люди могли бы оценить приведенные следствием доказательства и определить, виновен их собрат или нет. На такие призывы правоохранительные органы отвечают: В Израиле народ не сознательный, всегда будут оправдывать преступников.
Полиция не доверяет народу, народ не доверяет полиции - этот заколдованный круг нужно разорвать именно там, где находится полиция и прокуратура.
Второй важный аспект, не касающийся конкретно Дери. Принципиальный: почему вообще в Израиле разрешено баллотироваться в Кнессет и становиться министром человеку, отсидевшему в тюрьме?
Один пишет: "Только в двух странах ранее судимый человек снова становился министром - в Индии и Израиле".
Это неправда. Такое происходит сплошь и рядом. В Мьянме (Бирме) сидевшая в тюрьме Аун Сан Су Чжи стала не только министром, но и премьером. В ЮАР сидевший по вердикту суда в тюрьме Нельсон Мандела стал президентом. Вспомните чешского зэка Вацлава Гавела и посидевшего немного поляка Леха Валенсу. Оба потом были избраны президентами. То есть в принципе вхождение во власть после отбывания тюремного наказания - вещь не редкая.
Скажете - так то ж диссиденты! А сторонники Дери скажут: И он ничего не крал, ему сшили дело - потому, что он ультраортодокс, потому что он восточный, потому что он правый, его дела тоже политические.
Я знаю немало талантливых и честных людей, которых сажали в тюрьму по уголовной статье, хотя подоплека было именно политической.
Человек, которого посадили, не обязательно злодей - есть ведь случаи судебных ошибок. Либо преследования по политическим мотивам, хотя сажают по статье уголовной.
Отсидев свое, человек имеет право заявить, что его посадили незаконно (ведь бывает такое?), что он теперь хочет свою жизнь посвятить борьбе со злоупотреблениями в правоохранительных структурах, чтобы не сажали впредь невиновных - и никакие законы и этика не могут запретить ему вести эту борьбу. Иначе мы окажется в обществе с полицейской диктатурой. Кстати, в политической программе Аун Сан Су Чжи после ее освобождения одним из главных пунктов было: создание независимой судебной системы. Кто лучше нее знал, что эта система выполняет заказ властей!
И такой кандидат может набрать достаточно сторонников (если полиция в стране действительно лютует и сажает почем зря), чтобы попасть в парламент. Если мандатов у его партии будет много - он может стать министром, в том числе и - полиции или юстиции, потому что его мандат как раз и будет дан ему народом для того, чтобы он навел порядок в правоохранительных органах.
Поэтому нельзя лишать человека прав навсегда только из-за того, что власти посадили его в тюрьму. Поэтому в Израиле человек может снова заняться политикой по прошествии 7 лет.
Предвижу возражение: Но почему "карантин" - всего 7 лет? А сколько вы хотите? 10? Тогда кто-то, увидев бывшего зэка в должности министра, воскликнет: "А почему всего 10 лет?". То же самое можно сказать и про 20 лет, и 50 лет.
Даже если вам напевать на судьбу этого человека, на то, что он, возможно, пострадал безвинно, - подумайте о себе. Не исключено, что именно его политическая деятельность и станет залогом того, что вас не схватят посреди ночи и не потащат в каталажку за преступление, которого вы не совершали.
Если вам предложат выбрать: нечистый на руку человек стал министром - или вас посадили в тюрьму по наговору. Какое из двух этих зол вы выберете?
Неправда ли, мудра пословица: своя рубашка ближе к телу?
yuramedia@gmail.com    http://mnenia.zahav.ru/Articles/11130/ispravlennomu_verit
Tags: аналитика и публицистика, биографии, евреи и Израиль, современность и политика
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments