Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Лев Авенайс. Авода у черной черты?

Авода у черной черты? - relevant
Фото: Tomer Neuberg/Flash90

Лев Авенайс. Авода у черной черты?
Получил СМС: «Ави Габай в интервью с Нехамой Дуек сказал: «Ликуд» – это партия, у которой есть ясная политическая позиция – сионистская и патриотическая, и нет причины, чтобы мы не сидели с ней в правительстве единства». Это разъяснение заставляет вас поддерживать его больше или меньше? Нажмите 1 — если больше, нажмите 2 — если меньше».
Признаюсь, не нажал ни клавишу 1, ни клавишу 2. Меня в любом варианте не привлекает Габай. И ничто не заставляет меня его поддерживать. Правда, у меня в связи с этим забавным опросом возник «наивный» вопрос (да знаю, знаю я на него ответ!) : «Если «Ликуд» такая хорошая – сионистская и патриотическая — партия, почему Габай не в ней?». Мой ответ: потому что в Ликуде у него не было шансов взять власть, а в «Аводе» – удалось.

Хрустальная мечта всех израильских политических обозревателей, да и политиков из «Аводы» и «Ликуда» тоже  – выстроить в нашей стране нечто вроде американской или британской политической системы. Чтобы было только две большие «классические» партии: одна – условно «левая», другая – безусловно «правая», плюс еще немного мелких партий-довесков. Правда, и в Британии уже помимо лейбористов и консерваторов набрала силу либеральная партия. Но все-таки это многим кажется намного предпочтительней, чем наша израильская мозаика из полутора десятков различных партий, повязанных коалиционными соглашениями, зачастую, противоречащими одно другому. В итоге удовлетворить их всех становится невозможным, что приводит к очередным досрочным выборам. Иногда, впрочем, нечто похожее на двухпартийную систему получалось: например в  Кнессете 12-го созыва «Ликуд» получил 40 мест, а «Маарах» (предшественник нынешней «Аводы») – 39. Правда, ничего хорошего из этого не вышло. В итоге было создано правительство так называемого «национального единства» (лицемерное название) вообще без оппозиции, просуществовавшее полтора года и ушедшее в отставку из-за…  вотума недоверия (это при отсутствии оппозиции!). В то время избирательный барьер составлял 1%, в результате чего в Кнессете оказалось шесть партий с 1-2 мандатами! После этого в борьбе за снижение числа партий чего только не делали! Избирательный барьер постоянно повышали, а партии, несмотря на это, все множились. Сейчас минимальное число возможных мандатов – четыре, а все равно в нашей политике разброд и шатания.
И если справа сегодня все-таки существует крупная партия – «Ликуд» (хотя и она знавала трудные времена, когда число ее мандатов после раскола и образования «Кадимы» во главе с Шароном падало до – страшно сказать – 12 мандатов в 2006 году), то у «классической» левой партии (по крайней мере, формально считающейся таковой) – «Аводы», сейчас не просто плохие времена. Они – ужасные.
Да, бывали у «Аводы» и раньше периоды падений. Всего десять лет назад казалось, что партия на пороге краха. На выборах в кнессет 18 созыва она получила всего  13 мандатов. Но сейчас, похоже, она вплотную приблизилась, если сравнить ее электоральную силу с уровнем Кинерета, к черной черте.  За ней маячит, если не полное исчезновение партии, то прекращение ее существования как сколь-нибудь влиятельной политической силы. Почти все опросы сулят партии 8-9 мандатов, и не видно никаких перспектив увеличить их число.
В чем причина такого ее падения? Как ни странно, я не могу назвать одну — главную — причину. Впрочем, наверное, могу. Причина в том, что партии просто нечего предложить избирателю. Многие читатели «РеЛеванта», наверное, удивятся, узнав, что «Авода» входит в Социалистический интернационал и считается лейбористской (ну, по названию – так точно). Ни одной социалистической и даже социал-демократической идеи за последние 20 лет, предложенной  руководством партии, я не помню.  Проблемами гражданского общества, защитой интересов светского либерального населения занимались кто угодно — и слева, и справа – «МЕРЕЦ», «Шинуй», «Еш атид», «Кулану», только не «Авода». Партия «Авода» превратилась в покрытое ряской болото оппортунизма. Вот уже много лет – со времен первого краха Барака в 2001 году —  партия  пытается найти «паровоз» — лидера, который вывезет ее из аморфного состояния. За последние семнадцать лет в партии сменилось восемь лидеров. Пробовались разные варианты – во главе становились и «мамонты» партии – Бен-Элизер и «вечный» Перес, и профсоюзный трибун Перец, и «варяги со стороны» — генерал Мицна и журналистка Яхимович, была безумная и бессмысленная надежда на второе пришествие Барака, неожиданного кратковременного успеха добился на этом посту один из «принцев» Аводы Ицхак Герцог… Теперь снова во главе «Аводы» «варяг» — человек, который, по-моему, и программу партии в глаза не видел, – перебежчик из партии «Кулану» Ави Габай. Скажите, вы можете назвать Ави Габая социал-демократом? Реплика в сторону: сейчас, когда все возмущаются молчанием Бени Ганца – дескать, он — «кот в мешке», что вы можете сказать о политических взглядах Габая? Я, например, не знаю ничего. Говорят, он был умным и удачливым бизнесменом. Возможно. Но что насчет идеологии?
Вот! Вот оно – ключевое слово! Причина провала, на мой взгляд, в умирании идеологии. Идеология, в общем-то, умирает во всех странах и в большинстве массовых партий. Политика становится делом интересантов. Поэтому с такой легкостью политики переходят из партии в партию, причем, не только в рамках одного лагеря. Но «Ликуду» есть что предложить избирателю помимо идеологии: национализм и ненависть к арабам, которые, увы, находят отклик в сердцах очень многих израильтян. «Авода» не может себе позволить сесть на этого конька. А противопоставить этой примитивной замене идеологии ей нечего.
огда-то партия МАПАЙ («рабочая» партия несколько раз за свою историю меняла название)  возникла как политическое представительство Гистадрута и была в тесной связке с ним. Во времена «владычества» «Маараха», как вспоминают старожилы, трудно было получить хорошее рабочее место без партийного билета «Маарах»а (по образу и подобию СССР). В 80-х годах с ростом приватизации «принудиловка» (пусть не буквальная, но моральная) ослабла. А с ослаблением Гистадрута, произошедшем в начале 90-х, «Авода» стала терять свою электоральную базу – работников государственных предприятий и концернов с сильными рабочими комитетами. Партия больше не могла защищать их. А тогда – зачем она нужна? Один из сильнейших профсоюзных лидеров – недавний председатель рабочего комитета Аэро-космического концерна Хаим Кац – сегодня министр от «Ликуда». Нынешний председатель Гистадрута Ави Нисанкорен, по слухам, куда ближе к Моше Кахлону из «Кулану», чем к Ави Габаю из «Аводы». У меня складывается впечатление, что сегодня за»Аводу» голосуют только ветераны-мапайники и кибуцники. Ну, разве что, еще —  по семейной традиции.
На конференции «Аводы», состоявшейся в минувший четверг, случился вполне предсказуемый скандал. Часть ветеранов во главе с бывшим генеральным секретарем партии Эйтаном Кабелем (кажется, последним из могикан «старой Аводы»), пытались свергнуть Габая, нанести ему сокрушительное поражение. Были и любимые тележурналистами крики «бу-у-уз», и пламенная обвинительная речь была достойной ораторов в сенате Древнего Рима: «Габай утверждал, что я солгал, говоря, что он угрожал уничтожить партию, если я пойду против него. Но я сейчас покажу вам результаты тестирования на детекторе лжи, доказывающие, что он говорил это».  Вообще, это традиция «Аводы». На одном из телеканалов показали замечательную архивную подборку «бузов» (извините за неологизм) в адрес Переца, Мицны, Яхимович, Барака, Герцога. В «Аводе» даже гордятся этим: мол это признак истинной партийной демократии. Вы можете себе представить бунт на конференции «Еш Атид» или НДИ, ехидно говорят сторонники «Аводы».
Ни разу пресловутый «буз» к партийному перевороту не привел. Вот и сейчас Габай сумел заручиться поддержкой бывших лидеров партии Шели Яхимович и Амира Переца и провел все свои предложения о порядке проведения праймериз и будущих партийных форумов. Бунт на корабле был подавлен.
Однако, в судьбе «Аводы» это вряд ли что-нибудь поменяет. На этих выборах у нее нет шансов.  А вот после выборов, когда Габая свергнут (такова послевыборная традиция), все будет зависеть от того, кто встанет во главе и что он сможет предложить «городу и миру». Хотя выбор предложений в сегодняшнем Израиля, право, совсем небольшой, и все они уже разобраны другими… Да и реальных авторитетных кандидатов на горизонте не видно. Очередной отставной начальник Генштаба  — Габи Айзенкот «созреет» для политики только через четыре года – именно такой «карантин» предусмотрен для входа в политику высших военачальников. А авторитетных «штатских» у нас нет. Даже среди тележурналистов, являющихся кадровым резервом для нашей политики.
Так что, в обозримом будущем ничего хорошего для «Аводы» я не вижу.  https://relevantinfo.co.il/avoda-cherta/?fbclid=IwAR2kXAcIPa4cglCCy1N9H-hAVlLqxLYgA4HwZXGS-idz0djNMD8dDopV79M
Tags: аналитика и публицистика, евреи и Израиль, современность и политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments