Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Из истории криминала в СССР (СНГ). 3 статьи

public domain
Профессиональная иерархия по ту сторону закона - какая она

На зоне уважаемых гражданских профессий нет, поскольку вкалывать на главкума (государство) по воровским понятиям западло в принципе. Есть только менее презираемые профессиональные занятия, да и то, если они прямо или косвенно не связаны с работой «на ментовку».

Рабочие лошадки тюрем и зон

«Спецов», лагерную обслугу, представители которой устраиваются завхозами, библиотекарями, фотографами и поварами, на зонах называют «козлами». «Козлом» может быть и зек с несколькими ходками, но этот статус не меняется. По понятиям «козлу» «мужиком» уже не стать. За сотрудничество с администрацией лагерный актив презираем ворами, и ни о каком уважении к их тюремным должностям не может быть и речи. Не стремятся попасть на подобные блатные работы и «мужики», составляющие фундамент любой тюрьмы или колонии.

Впрочем, в последнее время воровские понятия, по которым подобная иерархическая градация и связанное с нею отношение к представителям тех или иных тюремных мастей, строго соблюдаются далеко не во всех российских местах лишения свободы (МЛС).

Благосостояние зоны (во многом и воровское тоже) держится именно на «мужиках»: они занимают основную часть производственных должностей на промках (промышленно-производственных объектах, имеющихся при каждом МЛС). Это трудяги, которые не примыкают ни к блатным, ни к «козлам». Чаще всего зонное производство не требует от новичка какой-либо квалификации или предварительной спецподготовки на гражданке (экс-глава компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский, к примеру, в колонии довольно быстро научился шить варежки).

Умения можно монетизировать

Тем не менее определенные профессиональные навыки, полученные на свободе, в заключении все же могут оказаться ценными для самого зека. Как говорили опытные сидельцы еще со времен ГУЛАГа, «на воле надо получить такую профессию, чтобы потом в лагере сиделось легче». Умение играть на музыкальных инструментах может пригодиться, если в клубе МЛС есть ансамбль (группа). Репетировать в клубе, участвовать в межзоновских конкурсах (или даже во всероссийских, как «Калина красная») все лучше, чем, к примеру, пилить доски в слесарке или горбатиться на птичнике в подсобном хозяйстве.

Резчики, живописцы, скульпторы, искусные кузнецы – всем им найдется на зоне занятие. К юристам (адвокатам, юрисконсультам) в заключении отношение двойственное: все-таки на воле работали на главкума. Но при благоприятном стечении обстоятельств каждый из таких зеков тоже может заработать у нуждающихся в помощи осужденных пару пачек сигарет (чая, другой тюремной валюты) за толково составленную жалобу, иск в суд или иную бумагу правового характера.

Вор – самый почитаемый профессионал

«Профессиональный преступник» – давно устоявшееся определение для тех, кто в жизни никогда не работал, а существовал по принципу «украл – выпил – в тюрьму». Поэтому если и уважают в заключении какие-то профессии, то такие, которые связаны именно с профессиональной преступностью.

Преступник-профессионал, рецидивист нередко более развит и подкован, чем рядовой сотрудник тюрьмы (колонии). К примеру, карманник экстра-класса (марвихер) – это штучный специалист с железной нервной системой, обладающий артистичностью, знанием психологии, мгновенной и точной реакцией. Такого вора в законе в фильме «Место встречи изменить нельзя» сыграл Евгений Евстигнеев - персонаж Ручечник.

Элита преступного мира – каталы, имеющие немалый доход от карточного бизнеса. Существует масса подвидов катал, но принцип их работы всегда один – обман лохов любыми доступными картежнику способами. В тюрьме каталы не оставляют своего занятия и являются грозой новичков, по незнанию соглашающихся на игру.

Но главная и самая уважаемая «профессия» в тюрьме, по понятиям, – вор в законе. Хотя, в сущности, это социально-воровской статус. Однако почивать на лаврах вор-законник не должен: по кодексу воровской чести ему положено время от времени за что-то садиться в тюрьму. То есть на дело вор в законе все-таки периодически ходит.

public domain
Что ждет тюремного надзирателя за решеткой

Говорят, что сотрудники тюрем и колоний тоже сидят за решёткой, только с другой стороны. Но в России не редки случаи, когда сотрудники ФСИН становились заключёнными. Есть определённая закономерность, какие преступления он совершали чаще всего и преступления напрямую связаны с профессиональной деятельностью сотрудников ФСИН

Пытки и издевательства

Недавние события в ярославской колонии, где были запечатлены на видео пытки заключённых, привлекли внимание к этой теме. Буквально по всей России идут процессы по обвинению сотрудников ФСИН в такого рода преступлениях. Обвиняемые – не садисты или маньяки, скорее – слишком исполнительная часть Системы. Как свидетельствует «Новая газета», опубликовавшая показания очевидцев, пытки в колониях – часть отработанного механизма по выбиванию денег из подследственных и осуждённых. И это свойственно всем местам лишения свободы – от Москвы до самых до окраин. В этом смысле весьма показателен процесс, прошедший в начале сентября 2018 года в Омске. Как сообщает «Тюремный портал России», Василий Трофимов, сотрудник исправительной колонии № 7 города Омска получил 2 года за поощрение пыток и издевательств над заключенными: используя властные полномочия, он в 2015 - 2016 годах руководил противоправными действиями группы з/к по отношению к вновь прибывшим в исправительную колонию.

Есть и непосредственное рукоприкладство со стороны персонала ФСИН, так, в нынешнем июле Следственный комитет подозревал заместителя дежурного помощника начальника ФКУ ИК-6 УФСИН России по Брянской области в превышении полномочий с применением насилия. Его действия привели к смерти заключённого. По этой статье предусмотрено наказание до 10 лет с запретом занимать определенные должности. Следствие продолжается. В Элисте 4 года получил сотрудник колонии за попытку задушить заключенного, также он лишён спецзвания «сержант внутренней службы» и получил запрет на работу в правоохранительных органах в течение 2,5 лет, сообщает правозащитная организация «Зона права»

Сотрудничая с криминалом: взятки, наркотики, пронос запрещённых предметов

Находятся сотрудники ФСИН, пытающиеся использовать свою должность для «левого заработка». В данном случае, он связан с преступлениями. Самое лёгкое – нарушение запрета на пронос за колючую проволоку тех или иных предметов и веществ. Много эпизодов связано с мобильной связью. В Челябинске лето получил срок в 5 лет лишения свободы сотрудник колонии, не отобравший у зеков сотовый телефон, сообщила пресс-служба региональной прокуратуры. За использование в камере сотового телефона, оперуполномоченный получил в сумме 47 тысяч рублей. Заключённые применяли «трубу» для совершения новых преступлений, причинив пострадавшим ущерб более, чем на 1 млн рублей. Всего за 1000 рублей сотрудник Лечебно-исправительного учреждения №3 в Бологовском районе Тверской области принёс заключенному сотовый телефон. Сотрудник наказан штрафом в 270 тысяч рублей с лишением права занимать госдолжности на 2 года, сообщает сайт города Твери inform69.ru.

В августе 2017 года по 3 года условно и штраф в 900 тысяч рублей каждому получили старший оперуполномоченный ФКУ ИК-8 и оперативный сотрудник отдела розыска оперативного управления ГУФСИН России.

Не брезгуют некоторые сотрудники ФСИН и торговлей наркотой. Например, как пишет «Федерал пресс», бывший начальник отряда одной из колоний Саянска получил 4,5 года колонии строгого режима, штраф в 400 тысяч рублей и запрет на занятие должностей в системе ФСИН на 3 года. Установлено, что он продавал героин в значительных размерах. Кроме того, он уличён во взятке в 13 тысяч рублей.

Интересно, что, по данным Института проблем современного общества финансирование ФСИН постоянно растёт: в 2015 году бюджет службы перевалил за 300 млрд рублей, что в 10 раз больше, чем в 2003-м году. Но 70%-80% расходов тратятся именно на сотрудников, а не на заключённых.

Кстати, уже во время следствия сотрудники ФСИН находятся в СИЗО в специальных так называемых «БС-камерах», где БС – бывшие сотрудники. Сроки они отбывают в спецколониях и тюрьмах для осуждённых сотрудников правоохранительных органов. Правда, по имеющейся информации, нравы здесь царят свирепее, чем на «чёрных» зонах – то есть таких, где жизнь подчинена криминальным понятиям.

Как заключённых отучают храпеть в русской тюрьме

Жизнь в отечественных местах заключения подчинена своим законам, она не затухает даже по ночам – электричество в камерах горит круглосуточно. «Всем, кто ложится спасть, спокойного сна» - это точно не про тюрьму: далеко не факт, что можно выспаться в переполненной сверх нормы камере. А первоходов там наверняка ожидают еще и различные ночные розыгрыши со стороны зэков со стажем.

Куда преклонить колени

Первое, с чем сталкивается «заезжающий» в камеру новичок – выбор спального места. Тюремные камеры, рассчитанные на определенное количество «шконок», нередко бывают переполнены, и осужденным (подозреваемым, обвиняемым на время следствия и суда) приходится спать по очереди.
Смотрящий за камерой из числа сидельцев укажет вновь прибывшему место и время для сна. Такие камеры-«ульи», строго говоря, в полном составе не спят никогда – все время кто-нибудь бодрствует и занимается своими делами.
По тюремным понятиям, география камеры территориально поделена на сословные секторы – самые блатные места у окна, они обычно занимаются смотрящим, его окружением, воровскими авторитетами. Ближе к двери спят «мужики».

В этой связи действия киношного «липового» Доцента из «Джентльменов удачи», сбрасывавшего матрац с кровати Василия Алибабаевича, абсолютно логичны: настоящий Доцент – воровской авторитет, и в камере спать должен именно у окна. Непонятно только, почему в фильме герой Раднэра Муратова занимает эту «шконку» – по всему видать, Василий Алибабаевич по жизни всего лишь «мужик». Коронное спальное место в камере должно быть у кого-то вроде Николы Питерского, которому лже-Доцент грозился «пасть порвать» и «моргала выколоть».
Раньше, когда в учреждениях отечественной пенитенциарной системы особо не сортировали зеков по мастям и «опущенные» находились вместе с остальными категориями осужденных, «петухи» спали возле параши или же под «шконками». Теперь их все чаще отделяют от общей массы сидельцев во избежание неминуемо возникающих межличностных конфликтов с другими зеками.

Что нельзя делать в камере по ночам

В условиях заключения, когда масса людей находится в скученном состоянии месяцами, а то и годами, ценятся «ровные» взаимоотношения, без «косяков». Человек должен стараться никому не мешать и не спускать другому, если тот делает что-то не понятиям. Храпеть в зонах и тюрьмах отучают очень быстро. Способов это сделать много, от заливания воды в открытый рот храпящего, до болезненных тычков под ребра. Со временем зек привыкает беззвучно засыпать в любое время дня и ночи, когда предоставляется такая возможность.

По ночам, особенно если режим контролирования сидельцев ослабевает, зеки в камерах развлекают себя азартными играми. Опытные заключенные советуют новичкам не соваться к таким картежникам, потому что выиграть у них нереально, а проигрыш в тюрьме – святой долг, его надо отдавать в любом случае. Нередко проигравшимся в конечном итоге приходилось доставать, упрашивая родных и близких на воле, колоссальные суммы денег, сопоставимые со стоимостью квартиры.

По старой тюремной традиции, новичок первую ночь в камере не имел права уснуть, пока не получит кличку. Прозвище, понятное дело, прилипало к зеку на всю оставшуюся воровскую жизнь, разумеется, при условии, что сиделец намеревался связать свое дальнейшее бытие с преступным миром. Первоход должен был подойти к окну тюремной камеры и попросить тюрьму дать ему «погремушку» (то бишь, кликуху), и чтобы та была не простая, а непременно воровская. В ответ спрашивали, по какой статье страждущий обозваться «чалится». Кликуху просили до хрипоты, пока не начинали поступать предложения-варианты. Можно было отказаться, если предлагаемая кличка не нравилась. Однако бесконечно этот процесс продолжаться все равно не мог, и кандидата в итоге как-нибудь да нарекали.
Ночное шоу итожилось обязательным сольным номером – «официально» поименованный первоход должен был затянуть какую-нибудь песню по заказу камеры, откуда «крестили» новичка. Если «концерт по заявкам» проходил на ура, «новонареченный» получал право с «чистой совестью» ложиться спать – он был принят в воровскую среду.   https://russian7.ru/post/kak-zaklyuchyonnykh-otuchayut-khrapet-v-rus/

Tags: история, люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments