Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Category:

В.А.Кучкин. Гибель Михаила Ярославича Тверского и его канонизация

В.А.Кучкин. Гибель Михаила Ярославича Тверского и его канонизация

Убийство в Орде русских князей, ставших жертвами одного из  институтов вассальной зависимости, коими были  приезды в ханскую Ставку - явление отнюдь не уникальное. Одним из убитый  стал Михаил Ярославич Тверской, замученный в 1318 году, со смертью которого все не так однозначно, если уж быть справедливым до конца.
Статью даю с сокращением, а в конце будет список русских князей, замученных в Орде.  Ссылка на первоисточник в заголовке ниже. 

В.А.Кучкин. Гибель Михаила Ярославича Тверского и его канонизация . На исходе короткого осеннего дня 22 ноября 1318 г. от просторного и богатого шатра золотоордынского хана Узбека отъехала группа всадников. Впереди ехал один из самых знатных ордынских вельмож Кавгадый, почти рядом с ним великий князь владимирский Юрий Данилович Московский, за ними — другие титулованные татары, русские князья, бояре, воины и слуги. Кавалькада направлялась к торговой площади.
Въехав на место базара, всадники остановились. В нескольких десятках метров перед собой они видели походную палатку, вокруг которой суетились люди, одетые в дорожное платье и в церковные ризы.
Слышалась русская речь.
Движение было заметно и внутри вежи. Там находился тверской князь Михаил Ярославич. Вид князя красноречиво свидетельствовал о его положении. Шею и плечи Михаила сковывала тяжелая деревянная колода, мешавшая свободе тела и рук. Тверской князь был пленником.
[.... ]
Чтобы понять, как это случилось, необходимо обратиться к событиям, имевшим место примерно за год до описываемого дня.
Летом 1317 г. после двухгодичного пребывания в Орле на Русь вернулся московский князь Юрий Данилович. Вернулся он не один. С ним приехала его новая жена, сестра хана Узбека Кончака. Супругов сопровождал большой военный отряд, состоявший из татар, мордвы и бесермян, населявших Среднее Поволжье. Командовал отрядом Кавгадый.
Присутствие при Юрии ордынских войск объяснялось тем, что Узбек передал своему новому зятю ярлык на великое княжение Владимирское. Обладатель такого ярлыка становился главным князем среди правителей других княжеств Северо-Восточной Руси, он направлял их общую внешнюю политику и являлся верховным командующим, если начиналась война. Кроме того, под его административный контроль переходила обширная территория Владимирского великого княжения, превышавшая территории таких известных княжеств, как Московское или Тверское, в 3 — 3,5 раза.
Как правило, великого князя Владимирского признавали своим князем и новгородцы. Таким образом, обладание ханским ярлыком на великое княжение означало значительные преимущества политического и экономического характера перед другими Рюриковичами.
Поэтому не случайно, что со времен Александра Невского среди русских князей началось жестокое соперничество за обладание таким ярлыком. В начале XIV в. главными претендентами на его получение стали князья Твери и Москвы.
В 1305 г. спор в Орде за великокняжеский ярлык между Юрием Московским и Михаилом Тверским закончился в пользу последнего. Михаил Ярославич удерживал за собой Владимирское великое княжение вплоть до прихода из Орды Юрия Даниловича летом 1317 г.
Своего соперника Михаил с войском встретил у Костромы. Между князьями начались длительные переговоры, которые искушенный Михаил Ярославич использовал для того, чтобы собрать с еще подвластного ему населения великого княжения различные подати.
После этого, воздерживаясь от открытого неповиновения ханской воле и не вступая в вооруженный конфликт с Кавгадыем, Михаил уступил владимирский стол московскому князю. Вернувшись в свое княжество, он укрепил Тверь, понимая, что извечный противник не оставит его в покое.
Так и произошло. Князь Юрий не находил опоры в жителях великого княжества Владимирского, 12 лет прослуживших тверскому князю. Юрию нужно было содержать войско Кавгадыя, надо было облагать налогами население, поскольку ярлык на великое княжение был получен им от Узбека за «многое серебро», и слуги московского князя вместе с татарами грабили и мучили людей, сжигали их дома и поселения. Но главное заключалось в Михаиле, который, собрав платежи, отказывался передавать Юрию дань, следуемую Орде с русских земель.

В сентябре 1317 г. Юрий начал военные действия против тверского князя. Полки Юрия, подчинившихся ему русских князей и охранявшего его Кавгадыя ограбили Кострому, затем Ростов, опустошили Переяславль, за ним Дмитров и подступили к Клину.
В XIV в. Клин был тверским. Война, таким образом, была перенесена на территорию собственно Тверского княжества, принадлежавшего Михаилу Ярославичу уже не столько по ханскому ярлыку, сколько по древнему отчинному праву, утвердившемуся на Руси с XI в.
Зная о значительных военных возможностях Твери, Юрий Данилович послал татарского посла в Новгород Великий, призывая и новгородцев на борьбу с Михаилом. Призыв пал на благодатную почву. Незадолго до этого, 10 февраля 1316 г. Михаил Ярославич с помощью тех же татар нанес страшное поражение новгородцам под Торжком, а весной 1317 г. просто ограбил их, заставив заплатить огромную сумму в 12 тысяч серебра за отпуск на свободу захваченных под Торжком пленников.
Новгородцы выступили в поход, начали воевать пограничные тверские волости, но в начале ноября 1317 г. были разбиты тверичами. Юрий же, пытаясь соединиться с новгородцами, решил переправиться на левый берег Волги близ Торжка.
Здесь у селения Бортенево 22 декабря произошла решительная битва между ним и Михаилом Тверским. Тверичи сражались столь яростно, что Кавгадый, решивший было принять участие в сражении, вскоре вынужден был увести свои войска с поля боя, предоставив московского князя собственной судьбе.
Она оказалась печальной. Полки Юрия были разгромлены, многие люди попали в плен, в том числе жена Юрия Кончака, его брат Борис, другие русские князья — союзники Москвы. Сам Юрий Данилович в окружении немногих ратников бежал в Торжок, а оттуда — в Новгород. В плену фактически оказался и Кавгадый, но Михаил с почетом принял его в своем городе, богато одарил и отпустил на свободу.
Между тем, Юрию удалось собрать значительное войско из новгородцев и псковичей, с которыми он в начале февраля 1318 г. вновь подошел к тверским границам. Но военных действий не последовало, стороны заключили мир.
Михаил сделал некоторые уступки новгородцам, Юрий же согласился на то, чтобы спор между ним и Михаилом о великом княжении был разрешен в Орде.
Тверской князь чувствовал себя достаточно уверенно. Он пользовался поддержкой на Руси, сумел скопить большие средства, которыми не располагал его соперник, у него были хорошие связи в самой Орде. Тем не менее, сразу после подписания мира с Юрием и новгородцами Михаил отправил в Орду своего третьего сына Константина, рассчитывая на подготовку благоприятной для себя почвы в окружении хана Узбека.

Неожиданно в тверском плену скончалась жена Юрия Кончака. Михаил был обвинен в ее насильственной смерти, хотя обвинение было напрасным: тверской князь был совсем не заинтересован в гибели сестры хана Узбека.
Посольство Михаила Ярославича в Москву с объяснениями кончилось трагически. Пришедший в ярость Юрий приказал убить тверского посла. Вскоре вместе с Кавгадыем московский князь отправился в Орду. Михаил Ярославич такого желания не имел. Но 6 августа к нему во Владимир прибыл ханский посланник, который сообщил о приказе Узбека ехать в Орду. В противном случае на Русь должна была двинуться татарская конница. Михаил подчинился.
6 сентября он уже был в ханской ставке в устье Дона. Через полтора месяца по повелению Узбека состоялся первый разбор дела между Михаилом и Юрием. Роль судьи играл Кавгадый. Михаил был обвинен.
27 октября тверской князь был закован в железные цепи, а на следующий день на него возложили тяжелую деревянную колоду. Вместе с Ордой Михаил двинулся на Восток, к границам враждебного Узбеку Ирана. 20 ноября состоялся еще один суд над Михаилом. На базарной площади ордынской стоянки близ р. Терек были собраны заимодавцы тверского князя. Сам он был приведен скованным и поставлен на колени перед Кавгадыем. Многочасовое разбирательство кончилось обещанием Кавгадыя, что Михаила скоро освободят: «Тягота сии отъидет от тебе, по том в болшеи цти будеши». Веря и не веря, тверской князь вернулся в свой шатер.
[.... ]
Кавалькаду всадников увидел один из отроков князя Михаила Ярославича, очевидно, специально следивший за подъезжавшими к веже тверского князя.
Что-то испугало его в поведении Кавгадыя, Юрия и их окружения. С побелевшим лицом он вскочил в княжеский шатер и прерывающимся голосом сообщил, что сюда едут враги Михаила.
Делать что-либо было поздно. Со всех сторон к шатру бежали люди Кавгадыя и Юрия. Они ворвались в вежу, схватили стоявшего Михаила за колоду и бросили на стену палатки. Стена проломилась. Князь упал, но быстро поднялся. Убийцы вновь повалили его на землю, стали бить ногами, а некий Романец, достав большой нож, ударил им между ребер в сердце пленника.
Смерть наступила мгновенно. Тело Михаила было погружено на телегу и отправлено в далекий путь на Русь. Его довезли до Москвы, где несколько месяцев продержали в кремлевской церкви Спаса. Только после длительных переговоров вернувшийся из Орды князь Юрий выдал за большие деньги тверичам тело Михаила Ярославича.
Похороны князя в тверском кафедральном соборе 6 сентября 1319 г. собрали огромную массу людей. Трагическая гибель Михаила Ярославича, злоключения с его прахом были настолько ярки и необычны, что заслонили в памяти тверичей все плохое в деятельности их князя: и кровавые междоусобные войны, которые развязывал Михаил, и ограбление и избиение мирных жителей Торжка в 1316 г., и привод на Русь татарских ратей, и страдания самих тверичей, пухших и умиравших от голода при возвращении из похода на Новгород осенью 1316 г., когда проводники завели тверское войско в глухие и непроходимые места. В Твери Михаил Ярославич стал почитаться как святой.
П.С. Когда читал первый раз об истории убийства, сначала не понял, однако, факт остается фактом:  один русский князь был убит другим русским, по науськиванию более высокородного русского (об этом напрямую говориться в летописи, см. ниже).  Удивляться не стоит, ибо и сам институт посещения Орды князьями, базировался на трезвом учете реальных условий (полном отсутствии возможности для противостояния), которые и обусловили необходимость  получения  для себя ряда сословных,  экономических и политических льгот. Поэтому, в действиях Юрия Даниловича Московского,  которого я не собираюсь оправдывать, ничего экстраординарного, в данной ситуации нет.
Дополнение: Русские князья, убитые в Орде
1. Ярослав Всеволодович Владимирский, 1246 г.

В то же время умер Ярослав, бывший великим князем в некоей части Руссии, которая называется Суздаль. Он только что был приглашен к матери императора, которая, как бы в знак почета, дала ему есть и пить из собственной руки; и он вернулся в свое помещение, тотчас же занедужил и умер спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело. Поэтому все верили, что его там опоили, чтобы свободнее и окончательнее завладеть его землею. И доказательством этому служит то, что мать императора, без ведома бывших там его людей, поспешно отправила гонца в Руссию к его сыну Александру, чтобы тот явился к ней, так как она хочет подарить ему землю отца. Тот не пожелал поехать, а остался, и тем временем она посылала грамоты, чтобы он явился для получения земли своего отца. Однако все верили, что если он явится, она умертвит его или даже подвергнет вечному плену.Плано Карпини. История монголов
2. Михаил Всеволодович Черниговский и его боярин Федор, 1246 г.
Некто же от велможь цесаря того глаголемыи Елдега повеле мучити различными муками и посемь повеле честную его главу отрезати, и предасть душю в руце Господеви новосущныи мученикъ. Боляринъ же его Феодоръ, виде господина своего преобидевша славу сию суетную, и тъ такоже оукори веру ихъ и Христа с дерзновениемь исповеда. И рече: Михаиле, аще теломъ отиде отселе, то молитвою пособита ми с братома си Борисомь и Глебомь. И того тако же мучивше честную его главу отрезаша. Телеси же ею повергоша.Житие Михаила и Федора Черниговских (Серебрянский Н.И. Древнерусские княжеские жития (Обзор редакций и тексты) // Чтения в Обществе истории и древностей российских. М., 1915. С. 50-51)
3. Андрей Мстиславич Черниговский, 1246 г.
Случилось также в недавнюю бытность нашу в их земле, что Андрей, князь Чернигова, который находится в Руссии, был обвинен пред Бату в том, что уводил лошадей Татар из земли и продавал их в другое место; и хотя этого не было доказано, он все-таки был убит. Услышав это, младший брат его прибыл с женою убитого к вышеупомянутому князю Бату с намерением упросить его не отнимать у них земли. Бату сказал отроку, чтобы он взял себе в жены жену вышеупомянутого родного брата своего, а женщине приказал поять его в мужья согласно обычаю Татар. Тот сказал в ответ, что лучше желает быть убитым, чем поступить вопреки закону. А Бату тем не менее передал ее ему, хотя оба отказывались, насколько могли, их обоих повели на ложе, и плачущего и кричащего отрока положили на нее и принудили их одинаково совокупиться сочетанием не условным, а полным.Плано Карпини. История монголов
4. Роман Ольгович Рязанский, 1274 г.
Въ лето 6778 (1274). Убиень бысть отъ поганыхъ Татаръ князь Рязанский Романъ Олговичь. Бысть сице убиение его: заткаша ему уста убрусомъ, начаша его резати розно, и яко розоимаша, остас(я) трупъ единъ, они же голову его одраша, на копие възотнуша. Се новый мученикъ бысть, подобся мученику Иакову Перскому. О возлюбленнии князи Рустии! Не прелщайтеся пустошию, славою света сего, еже хуждьше паучины и яко стень мимо идетъ; не принесосте бо (ни) что (же) на светъ сей, ни отнести что можете; не обидете меншихъ сихъ сродникъ своихъ, аггели бо ихъ видятъ лице Отца своего, иже есть на небесехъ; възлюбите чистоту, (да) радости святыхъ сподобитеся; яко сый блаженный Романъ купи си смертию своею небесное царство и венець приатъ отъ рукы Господня, (съ) сродникомъ своимъ Михаиломъ княземь. И мнози отъ Руси въ ту нощь видеша отъ небеси огневь облакъ до земли на месте томъ, яко свеща, синя, зелены, желтвы, багряны, и зваху позоровать поганыхъ; он(и) же то видевь, на утрии повелеша христианомъ по горе собравъ. Убиенъ бысть месяца иуля въ 19, на память святаго Диа и Макрины.Тверская летопись. ПСРЛ. Т. 15. Стб. 403-404
5. Василий Константинович Рязанский, 1308 г.
Въ лето 6816 (1308)… Того же лета убиенъ бысть во Орде князь Василей Констянтиновичь Рязанский. Того же лета Татарове Рязань воеваша.
Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 10. С. 176
6. Михаил Ярославич Тверской, 1318 г.
Послании же оубиици, акы лютии зверие и немилостивии кровопивци напрасно въскочиша въ вежу. Онъ же бе стоя въ недоумении. Похващьше и за сохоу оудариша и велми и възложиша и на вежу, и проломися стена. Онъ же пакы въспряну, мнози же похвативше поврьгоша и на земли и биахоут[ь] его пятами и се единъ отъ безаконныхъ оубиець, именем[ъ] Романець, извлекъ великыи ножь и оудари въ сердце блаженаго въ десную страну и обращаа ножемъ отъреза честное сердце его. И тако предасть въ роуце Божии духъ свои блаженыи и христолюбивыи великии князь Михаилъ, по Господню слову приатъ ноужноую смерть за христианы и отчину свою ноемвриа 22 въ часъ 6 дне.
Рогожский летописец. ПСРЛ. Т. 15. Стб. 39-40
7 и 8. Дмитрий Тверской и Александр Новосильский, 1325 г.
Въ лето 6834 (1325) сеп[тября] 15 оубиша въ Орде два князя Дмитриа Михаиловича Тферскаго да князя Александра Новосилскаго, единаго дни на единомъ месте на реце, нарицаемеи Кондраклии.Рогожский летописец. ПСРЛ. Т. 15. Стб. 42
9. Василий Рязанский, 1327 г.
Въ лето 6835 (1327)… Того же лета во Орде убиенъ бысть князь Василей Рязанский повелениемъ царя Азбяка.Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 10. С. 194
10. Иван Ярославич Рязанский с женой Василисой, 1327 г.
Въ лето 6835 (1327)… И тако Татарове возвратишася оттуду [из Твери] со многимъ полономъ и богатьствомъ, и бысть тогда всей Русской земле велиа тягость, и томление и кровопролитие отъ Татаръ. Убиша же тогда и князя Ивана Ярославичя Рязанскаго, и много христианъ избиша и плениша.Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 10. С. 194
Убийство в Орде рязанского князя Иоанна и его жены Василисы упомянуто в Любецком синодике (см.: Р.В. Зотов. О черниговских князьях по Любецкому синодику и о Черниговском княжестве в татарское время. СПб., 1892. С. 120).
11 и 12. Александр Михайлович Тверской с сыном Федором, 1339 г.

Князь же Александръ, възведъ очи свои, повеле пети часы. Се же имъ кончавшимъ пети и възведъ очи свои и виде Черкас[а] идоуща прямо къ своеи вежи, а съ нимъ Татарове. И выскочи противоу его, ини же немилостивии похвативше и, възломиша и назадь, и оборваша порты его, поставиша и предъ Товлуоубьемъ, нага связана. Ономоу же безаконному стоящоу на коне и съ нимъ множество Татаръ, испоусти окаанныи гласъ: оубиите и! Ини же имшеи князя Александра и сына его князя Феодора безъ милости прободаша и повергъше на земли отсекоша главы имъ. И тако скончашася, приимъ таку кончиноу за родъ христианескъ.Рогожский летописец. ПСРЛ. Т. 15. Стб. 50-51    https://cont.ws/@alextires/1125593
Tags: биографии, история, люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments