Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

МиГ-3 против Ме-110: Истребитель не для недоученных сержантов

МиГ-3 против Ме-110: Истребитель не для недоученных сержантов.
Потерявший над ним власть окажется у него под копытами.
Кустов Максим
Не одно десятилетие продолжаются споры о том, почему истребитель МиГ-3 не оправдал ожиданий, которые на него возлагались перед войной.  Не случайно же Сталин, обращаясь к летчикам, сказал: «Я вас прошу, полюбите эту машину». Тогда МиГ-3 был самым скоростным советским истребителем.  Вместе с машинами Яковлева и Лавочкина он  должен был заменить   «состарившиеся» машины Поликарпова - И-16 и И-153.
Но уже в декабре 1941 года  выпуск МиГ-3 был прекращен. Почему? Сыграло свою роль распространенное и достаточно обоснованное мнение о том, что «МиГ» хорош только на большой высоте»? Безусловно.  Но, может быть, еще более важную роль сыграла другая особенность МиГ-3?

У трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина было свое мнение относительно МиГ-3, на котором он успешно сражался в 1941 году: «Истребитель МиГ-3, на котором наш полк встретил вражеские самолеты 22 июня, потребовал от летчика немало новых навыков, дополнительных усилий в обучении. Эта машина мне понравилась сразу. Ее можно было сравнить со строгим, горячим скакуном: в руках волевого наездника он мчит стрелой; потерявший над ним власть окажется у него под копытами. Конструкторам вообще редко удается с одинаковым эффектом воплотить свои мысли в летные и огневые качества самолета. В любой конструкции обязательно найдется какое либо слабое место. Но в каждом новом истребителе тех лет мы видели наши технические и творческие победы. Отличные боевые качества МиГ-3 были как бы скрыты за некоторыми его недостатками. Достоинства этой машины становились доступными только для тех летчиков, которые владели умением находить их и использовать».
Но всем ли было доступно умение использовать достоинства МиГ-3? Увы, нет. Герой Советского Союза Петр Михайлович Стефановский  в своих воспоминаниях «Триста неизвестных», например, описал специфический  прием воздушного боя на МиГ-3, который создал в 1941 году его боевой товарищ - Константин Афанасьевич Груздев: «Ме-110 имел плохую маневренность и ограниченную скороподъемность. Груздев на большой скорости становился в восходящую спираль и проскакивал вперед, как бы подставляя себя под огонь противника. Фашист охотно ввязывался в бой, надеясь на мощь своего носового оружия. Постепенно Константин Афанасьевич увлекал его на высоту 5-6 тысяч метров. Там, благодаря большой высотности мотора АМ-35, летные качества «МиГа» значительно улучшались, а «мессершмитта» ухудшались. Немецкий летчик, будучи не в силах зайти в хвост советскому самолету, находившемуся выше и под большим углом, периодически выпускал короткие очереди. Увлеченный боем, он больше следил за ускользающим «мигом», чем за постепенно падающей скоростью своей машины. Этого-то момента и ждал майор Груздев. Он выполнял классический ранверсман и почти в упор расстреливал врага».
Ранверсман — это  фигура высшего пилотажа, представляющая собой поворот на горке, и позволяющая быстро переменить направление полета.
В полку этот и другие приемы Груздева прозвали «Костина тактика». Вот только не всем она была доступна: «Прием ведения воздушного боя с использованием фигур высшего пилотажа казался настолько рискованным, что некоторые летчики не верили в его возможность».
Это происходило в 402-м  истребительном авиационном полку специального назначения, в котором, как пишет Стефановский, воевали «кадровые, лучшие летчики-истребители советских Военно-Воздушных Сил». Формировался полк из летчиков-испытателей НИИ ВВС. Для «некоторых» из опытнейших летчиков-испытателей приемы воздушного боя на МиГ-3 показались слишком рискованными.
Что же должны были чувствовать в бою на МиГ-3 молодые пилоты, которых с конца 1940 года выпускали из училищ сержантами, готовя по все более и более упрощенным и сокращенным программам, для которых в первых боевых вылетах сложнейшей задачей было хотя бы не отстать от ведущего, не потерять его? Каково им было на «строгом, горячем скакуне», требующем высокого уровня летного мастерства?
Может быть, МиГ-3 мог показать себя в 1941 году, прежде всего,  как машина специального назначения, исключительно для опытных пилотов? Используемый в таком варианте МиГ-3 мог бы принести неизмеримо больше пользы. Но трагическая ситуация в воздушной войне просто не позволяла заниматься учетом возможностей летчиков…
Максим Кустов   https://vpk-news.ru/articles/49434
Tags: история, люди и этносы, наука и техника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments