Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Из истории криминала в СССР (СНГ). 3 статьи

Arkady Bronnikov collections
«Мужики» в российской тюрьме: по каким татуировкам их можно распознать

Тюремная наколка никогда не делается «просто так». За каждый рисунок на теле, попавшему в тюрьму придется ответить. А наколки, обозначающие статус заключенного и раскрывающие некоторые аспекты его заключения, нужно заслужить.

В принципе, наколка в тюрьме – дело необязательное. В том, правда, лишь случае, если ее не сделали принудительно, за серьезные «косяки». Зачастую, помимо воли осужденного наколками метят «опущенных» и «парашников» – представителей низшей касты обитателей тюрьмы. «Благородные» же наколки делают, как правило, авторитеты или «мужики» – заключенные, соблюдающие нейтралитет на зоне.

Одним из символов, которые набивают себе «мужики», стало символическое изображение перстня, которое колют на один из пальцев.

Такие перстни читатель, наверняка видел не раз. Например, у человека в общественном транспорте, сжавшим в руках поручень или даже у собственного соседа, какого-нибудь дяди Миши, отсидевшего, в свое время, в тюрьме. Глядя на них, можно узнать довольно многое.

В прямоугольнике (там, где на обычном перстне, обычно, находится украшение) рисуют ромб с вертикальной чертой. Это характерная для «мужиков» татуировка.

Одним перстнем можно не ограничиваться. Оставшиеся свободными пальцы часто забивают другими перстнями, рассказывающие о заключенном. Так, по татуировкам на пальцах можно определить срок, который «отмотал» заключенный, статью уголовного кодекса, которую он преступил и на какой зоне он отбывал наказание. Некоторые наколки могут указывать на вероисповедание заключенного и его характер, количество ходок, пристрастие владельца к азартным играм и многом другом. Отдельные «перстни» – рассказывают о жизни зека вне решеток, например, об утере родных.

Кстати, перстень с изображением сердца на белом фоне символизирует далеко не то, что его носитель добр и любвеобилен. Такая татуировка – одна из тех, что делают принудительно. Обозначает она срок за изнасилование несовершеннолетней. А перстень с бубновым тузом носит профессиональный шулер. Крестовую масть колют отбывающие тюремный срок за кражу, а перевернутую пику – за хулиганство.

«Мужики» могут не ограничиваться перстнями. В криминальном мире существует великое множество «нейтральных» татуировок, обозначающих не столько статусность заключенного, сколько его внутренние переживания. На теле колют якорь, как символ преодоления жизненных препятствий, звериный оскал (медведя, волка, тигра), символизирующий озлобленность заключенного. Пауков колют себе наркозависимые арестанты. А вот наколка в виде розы может обозначать как то, что ее владелец отметил свое совершеннолетие в тюрьме, так и то, что он – пассивный гомосексуалист.

В любом случае, перед тем как нанести на свое тело наколку, стоит несколько раз подумать, не выйдет ли это потом боком. Тюремный мир суров, и часто неправильно нанесенные наколки заставляют удалять. Случается, что удаляют их прямо вместе с хозяином.

Где жили первые советские гопники

К малоизвестным проектам послереволюционной эпохи относится создание Государственного общежития пролетариата – одной из первых советских коммун, которая находилась в Петрограде. От аббревиатуры ГОП, как считают исследователи, получило распространение слово «гопник» в его современном значении – «представитель маргинальной городской молодёжи, близкий к криминалу».

ГОП-коммуна

Советский ГОП №1 располагался в нескольких зданиях гостиницы «Октябрьская» в районе Московского вокзала. Появился он не на ровном месте – до революции здесь же базировалось Городское общество призрения, бравшее под опеку подростков-беспризорников.
Государственное (или, по другим источникам, Городское) общежитие пролетариата предназначалось для рабочих и крестьян, приезжавших в Петроград из провинции на заработки, а также для безработных петроградских люмпен-пролетариев. О малолетних бродягах тоже не забыли – их, согласно некоторым сведениям, по-прежнему свозили в ГОП. Однако перевоспитание беспризорников новые власти поставили на рельсы господствующей идеологии. По информации публициста Леонида Лужкова, обитатели ГОПа, были освобождены от домашних обязанностей – они питались в столовых, а одежду сдавали стирать в прачечную.
В начале 20-х годов Ленин высказывал мысль, что коммунизм настанет тогда, когда мелкие домашние хозяйства массово «перестроятся» в «крупное социалистическое хозяйство».
«Домашнее хозяйство в большинстве случаев является самым непроизводительным, самым диким и самым тяжким трудом», - отмечал вождь мирового пролетариата, выступая перед советскими женщинами. Апологетам обобществления быта казалось, что высвобождавшееся от приготовления пищи и работ по дому время пролетарии будут тратить на полезный труд и культурный досуг. Действительность петроградской коммуны оказалась крайне далека от этих радужных преставлений.

Нравы «ГОП-ников»

Лиговский проспект, на котором стоял ГОП, после Гражданской войны был районом высокой концентрации уличных банд. Здесь, например, всегда можно было достать популярный в ту пору наркотик кокаин. «Гопниками» горожане стали называть не только обитателей пролетарского общежития, но и всех босяков, грабителей и хулиганов, терроризировавших окрестности.
«Количество гопников определяется в лигах», – гласила петроградская пословица того времени. Если человеку хотели указать на некультурное поведение, то у него спрашивали, не на Лиговке ли он живёт.
Населявшие рабочую коммуну приезжие «лимитчики» не только вполне были способны постоять за себя в столкновениях с уличной шпаной, но и сами порой ничем от неё не отличались. Порядки внутри общежития, как утверждают исследователи, походили на нечто вроде бандитского клуба, жившего по воровским законам. В связи с этим аббревиатуру ГОП стали расшифровывать как «Гостиница обездоленного пролетариата».
«К середине 1920-х в общежитии были прописаны почти четыреста человек, средний возраст которых не превышал 24 лет. По большей части уже к двум дня в здании не оставалось ни единого трезвого человека. Грабили «ГОП-ники» всех, кто рисковал подойти к их логову ближе, чем на километр», - описывает суровые реалии тех лет петербургский писатель Илья Стогов. По его словам, Государственное общежитие пролетариата было закрыто после того, как в 1926 году его обитатели устроили групповое изнасилование рабочей Любови Беляковой. 20-летнюю девушку из деревни, имевшую неосторожность прогуляться по Лиговке, молодые парни силой затащили в сад, где над ней надругались 40 человек. Стоило это «удовольствие» 15 копеек для всех желающих. Пострадавшая осталась жива, однако её за одну ночь заразили целым букетом венерических болезней. Вероятно, многие участники этого действа, слишком буквально понимавшие коммунистические призывы к «свободной любви», недоумевали, почему семерых из них суд приговорил расстрелять.
После закрытия ГОПа «Октябрьская» вновь стала выполнять функции гостиницы. Слово же «гопник» продолжило жить своей жизнью как обозначение неотъемлемой части советского и постсоветского социума. https://russian7.ru/post/gde-zhili-pervye-sovetskie-gopniki/

"Каталы": какими привилегиями в тюрьме пользуются карточные шулера

Карточные игры являются важной частью повседневной жизни в тюрьмах и лагерях. Такие забавы, как рамс, бура, очко, терц и другие игры укоренились в местах лишения свободы еще в 1920-е годы.
Во многом карты стали вершить человеческие судьбы: они могли сделать богачом или разорить до последней нитки, покалечить или даже лишить жизни проигравшегося в пух и прах зека. Но, даже осознавая всю опасность карточной игры, арестанты продолжали предаваться этому опасному развлечению.
Вместе с тем игра служили хорошим способом отвлечься от тягот арестантской жизни. Играли в тюрьмах, как правило, на интерес. На кон ставили папиросы, алкоголь, предметы гигиены.
Этого требовали законы тюрьмы: если ты не играешь, значит, тебе нет пути на вершину криминальной иерархии. На зоне такой арестант в лучшем случае проходит до конца срока «мужиком» (безмолвный «середняк», рабочая лошадка). Настоящий вор в законе обязан знать не только все тюремные законы и понятия, но и прекрасно разбираться в правилах карточной игры.

Все началось в 1920-х годах, когда новая, советская власть начала массово сажать карточных «умельцев» в места не столь отдаленные. Чтобы как-то выжить, шулерам были необходимы неформальные привилегии.
Игрокам помогли их природные дарование: интеллект и находчивость, которые были значительно выше, чем у основной массы заключенных – грабителей, разбойников и убийц. Кроме того, «каталы» отличались крепкой нервной системой и моральной устойчивостью, обладали мгновенной реакцией и артистизмом. Благодаря этим качествам они смогли успешно пройти криминальную селекцию и к концу 1920-х годов захватить власть на зонах. Первые воры в законе вышли именно из среды карточных шулеров.
С расцветом в тюрьмах и лагерях культа карточной игры «каталы» лишь укрепили свое господствующее положение. Обладая мастерскими навыками в игре, они смогли сколотить вокруг себя лично преданных им людей.
Еще бы, ведь существование под боком у шулера давало массу преимуществ: прежде всего, они обладали огромными денежными суммами, на которые с воли можно было «достать» продукты питания, предметы гигиены или даже наркотики. Кроме того, игроки легко откупали себя и «своих» людей от телесных наказаний. Известны даже случаи, когда они нанимали личных телохранителей.

Наибольшим авторитетом как в заключении, так и на свободе обладают так называемые катранщики. На воле они содержат нелегальные игорные притоны, которые регулярно посещают дельцы теневого бизнеса
Паковщики – шулеры-индивидуалисты. Особенность их стиля в том, что они как будто бы издеваются над своим оппонентом. Сначала обдирают его как липку, а потом позволяют уже впавшему в отчаяние игроку отыграть треть или, если паковщик находится в хорошем расположении духа, половину проигранного. После этого игра останавливается.
Гусары предпочитают игру в общественных местах – на вокзалах и в поездах, на пляжах, в парках, кафе и ресторанах. Среди шулеров также выделяется категория «финансистов». Они кредитуют игроков или покупают долги. «Финансисты» – это своеобразные шулерские банкиры.

Обладающий отточенными навыками карточной игры «катала» может преподать несколько уроков и научить некоторым трюкам. Но за подобный «мастер-класс» берет очень дорого. Однако для многих зеков наказание, которое может последовать из-за невыплаты карточного долга, гораздо хуже, чем самая высокая цена за «образовательные» услуги шулера.
Неумелый игрок на зоне, как правило, очень быстро проигрывается и влезает в долги. В случае, если зек не рассчитался с карточным долгом, то его могут сильно избить или опустить. После этого арестант сразу же попадает в низшую категорию криминальной иерархии.
Известны также случаи, когда к проигравшемуся должнику применялось членовредительство, к примеру, отрезали палец. В таком случае долг считался полностью погашенным. Поэтому умение играть в карты было необходимо не только для азартных развлечений, но и элементарного выживания.

До сих пор «каталы» остаются элитой преступного мира, недаром среди воров в законе были очень популярны клички с названиями карточных мастей. Криминальная история России знает немало Тузов, Валетов и других. Был даже Васька Очко – Василий Петров, убитый в Ялте в 1994 году.
Стоит отметить, что даже сидевшие игроки не похожи на других «откинувшихся» зеков. В их речь нет тюремного сленга, они очень редко прибегают к использованию мата. «Каталы» отличаются прекрасными манерами, носят дорогие костюмы, говорят на одном или даже нескольких иностранных языках и любят отдыхать на зарубежных курортах.
Тем не менее, сидевшего игрока все-таки можно отличить по одному единственному признаку: по наколке типа «перстень», изображающую червовую масть. В нижней части татуировки наколота косая штриховка.
Наиболее сильными группировками шулеров еще с советского времени «славились» Москва, Ленинград и Одесса. В столице главным катраном (секретное место для «сходок» влиятельных игроков) была точка на Мосфильмовской улице.
Грозой московских казино был вор в законе по кличке Якутенок (Николай Зыков). Он отличался фантастическим везением: однажды после ночи игры он увез с собой 800 тысяч долларов. Однако роскошная жизнь закончилась очень быстро: спустя год киллер расстрелял «законника» из автомата в казино в Перми.    https://russian7.ru/post/kataly-kakimi-privilegiyami-v-tyurme/

Tags: история, люди и этносы
Subscribe

  • Как англосаксонцы с норманнами боролись

    Как англосаксонцы с норманнами боролись Становление Херевард родился около 1036 года в семье англосаксонской мелкой знати Линкольншира.…

  • Андрей Сметаненко. Из гнили в гниль

    Мы попали из гнили коммунизма в другую гниль Рассказывают, что в свое время директора ЦРУ Аллена Даллеса вызвали в Конгресс, где с пристрастием…

  • Софья Рон-Мория: Без помех

    Софья Рон-Мория: Без помех Кречневский хасидизм, маленькая группа, стоит несколько особняком и представителей в списке ЯТ не имеет. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments