Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Category:

Деяния Никиты-чудотворца. Части 1,2

Деяния Никиты-чудотворца. Часть 1. Хрущёв и Казахстан

Какими только эпитетами и прозвищами не одарил советский народ Никиту Хрущёва, который неожиданно для многих сменил на посту лидера страны самого Иосифа Сталина. «Никита-чудотворец» в этом ряду – едва ли не самое ласковое, даже комплиментарное. Многие из его чудес, вроде «Царицы полей» кукурузы, полётов в космос или супербомбы («кузькиной матери») люди ещё помнят, а большинство забыли. Не так давно вспомнили Крым, щедро подаренный Хрущёвым хлопцам с Украины, но вряд ли знают о том, что совсем иного рода щедрость могла сильно урезать границы Казахстана – второй по площади после России союзной республики.

24 января 1959 года состоялось внеочередное закрытое совместное заседание президиума ЦК КПСС и коллегии Совета Министров СССР. На нём Никита Сергеевич Хрущёв, незадолго до этого, в конце марта 1958 г., сменивший маршала Н.А. Булганина на посту главы Совмина, заявил, что "границы между многими республиками и областями нерациональные». «Некоторые имеют огромные территории, а некоторые "ютятся" в узких границах. Нужно поскорее исправить эти диспропорции: работу эту мы уже начали, но продвигается она медленно". Вскоре начали готовить проект соответствующего постановления ЦК партии и союзного Совмина.
Деяния Никиты-чудотворца. Часть 1. Хрущёв и Казахстан
А ведь начиналось всё не только и не столько с передачи Крыма Украинской ССР начале 1954-го. В середине — второй половине 1950-х годов была учреждена Липецкая область, которую выкроили из территорий Тамбовской, Воронежской, Орловской и Рязанской областей. Потом была воссоздана Калмыцкая АССР, которой тут же передали ряд сопредельных районов Ростовской, Сталинградской областей, Ставрополья и волжский порт Бурунный в Астраханской области, который с 1961 года носит «национальное» имя Цаган-Аман.
Чуть позже ряд районов Смоленской, Брянской и Калининградской областей были с той же удивительной щедростью переданы соседним Белоруссии, Украине и Литве. Наконец, главная топливно-энергетическая база Московского угольного бассейна и, подчеркнём, всего нечернозёмного района Российской федерации – тогда ещё Сталиногорский район Подмосковья был передан Тульской области.

Но были и куда более крупные проекты. И начинаться всё должно было, вообще-то, с Казахстана – именно эту республику Хрущёв считал слишком большой по территории. Хрущёв не однажды восхищался зерновыми успехами Казахстана, достигнутыми в первые целинные годы. Республика получала высокие награды, а Хрущёв в своих выступлениях регулярно призывал учиться у казахстанских целинников.

Но со временем Никита Сергеевич стал опасаться многого другого, и не только уже сформированной "антипартийной группы" во главе с Молотовым, а чуть позже – колоссального авторитета маршала Жукова. Опасения первого секретаря ЦК крепли и в отношении того же Казахстана. И речь в данном случае шла вовсе не о национализме, логика была совсем иной — дескать, целинные рекорды слишком сильно укрепили авторитет руководства Казахстанской ССР.

Казахстан к тому времени не только стал главной зерновой базой СССР, а Казахская ССР была не только территориально самой крупной союзной республикой после РСФСР. Именно в Казахстане тогда обосновались такие стратегически важнейшие объекты, как космодром Байконур и Семипалатинский ядерный полигон. И все эти факторы в совокупности, по мнению Хрущёва, вполне могли подвигнуть казахстанские власти на попытки что-то поменять в высшем советском руководстве. К примеру, речь могла идти о "деукраинизации" партийного ЦК после ухода Сталина.

Хотя в реальности на такие попытки пока не было и намёка, Хрущёв решил всё же заранее территориально "обкарнать" Казахстан. На то, что Казахстан "уж слишком большой по своей территории", Никита Сергеевич успел посетовать в феврале 1959 года в приватной беседе с тогдашним главой Азербайджана Дашдемиром Мустафаевым.

Впрочем, ещё осенью 1956 года Москва постановила передать Узбекистану обширный Бостандыкский район площадью около 420 тыс. га. Это был один из наиболее плодородных районов на юго-востоке Казахстана, но руководство республики предпочло лишь "мягко" оспаривать это решение. Похоже, в Казахстане решили избежать радикальных кадровых решений со стороны Хрущёва, который с этим, как известно, не задерживался. Но в 1965 году половина этой территории, по распоряжению уже нового, после Хрущёва, руководства СССР, была возвращена Казахстану.

В сентябре 1960 года Хрущёв пригласил в Москву тогдашних казахстанских лидеров – секретаря республиканского ЦК партии Динмухамеда Кунаева и главу Совета Министров Жумабека Ташенева. Он заявил им, что наряду с созданием в том же году "Целинного края" в составе всех североказахстанских областей, надо бы подумать о передаче ряда других территорий Азербайджану и Туркмении.

Дескать, столь большая территория Казахстана, хотя под "Целинный край" уходила почти треть от неё, существенно замедляет её социально-экономическое освоение. "Целинный край", существовавший с декабря 1960 г. до октября 1965 г. включительно, был лишь формально в составе Казахстана, но фактически подчинялся руководству даже не РСФСР, а именно Союза ССР.

Д. Кунаев вместе с Ж. Ташеневым, как и можно было ожидать, выступили резко против. Но Кунаева удалось снять с должности только в 1962 году, а после отставки Хрущёва он снова возглавил Казахстанскую компартию. Кунаев, тем самым, получил своеобразный расчёт от Брежнева и его соратников за однозначную поддержку заговора против Хрущёва. Динмухамед Кунаев оставался первым секретарём ЦК компартии Казахстана вплоть до 1986 года, когда почти все те, кто когда-то «снимал» Хрущёва, уже успели уйти в мир иной.

Жумабека Ташенева удалили из центральных руководящих органов республики раньше – уже в 1961 году, но ему вернуться на высокие посты, после отставки Хрущёва, было не суждено. Историки из Казахстана убеждены, что в Кремле весьма опасались политически влиятельного тандема Кунаев — Ташенев.

В этой связи характерна информация национального портала по истории Казахстана "Алтынорда" от 14 июля 2014 г.: "Хрущёвым в то время овладела навязчивая идея – отрезать от Казахстана земли на севере, юге и западе и раздать их соседям. Пять северных хлебных областей должны были отойти к России, нефтяные месторождения Мангышлака — к Туркмении или Азербайджану, хлопковые районы — Узбекистану.


В Узбекистане не стеснялись в благодарностях Хрущёву. Третий слева — идеолог КПСС Михаил Суслов

На совещании партхозактива Казахской ССР в Акмолинске, ставшем впоследствии Акмолой, Хрущёв заявил: “Есть один безотлагательный вопрос – о площади земель в республике. С товарищем Кунаевым и руководителями областей (каких? — Прим. авт.) мы уже обменялись мнениями по этому поводу: они наше предложение поддерживают".

Последнее было откровенной, весьма характерной для хрущёвского стиля руководства, фальсификацией. При этом товарищ Хрущёв предупредил: "Если уж на то пошло, мы можем принять решение и без вашего согласия". Но за предложенное Хрущёвым на этом мероприятии проголосовали считанные делегаты: преобладающее большинство предпочло воздержаться.

А весной 1961 г. в казарме военного лагеря в Акмолинском крае "состоялось большое республиканское собрание, в основном, по тем же вопросам. Не давая никому сказать ни слова, Хрущёв обрушился на Кунаева. Чего только он не высказал в его адрес!" Но снова безрезультатно.

Наконец, в 1962 году в Москве заговорили о передаче полуострова Мангышлак (это почти 25% территории Казахстана) теперь уже Азербайджану. Идею подали из Баку, а обоснование стало то, что на Мангышлаке давно занимаются нефтяным промыслом. Руководство Казахстана поручило “отбиваться” республиканскому министру геологии Шахмардану Есенову.


Весь регион Мангышлак планировалось передать Туркменистану или поделить его между Азербайджаном и Туркменистаном. На юге — почти 45% территории Чимкентской области было передано Узбекистану (половина переданной территории возвращена Узбекистану в середине 60-х). Наконец, 4 североказахстанских целинных области в 1960 г. были провозглашены Целинным краем: его планировалось объявить под совместным управлением — кондоминиумом Казахстана и РСФСР

На совместном заседании Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР казахский министр смог доказать, что Казахстан может успешно решать не только сельскохозяйственные, но и индустриальные задачи. И заставил присутствующих согласиться с тем, что в республике есть квалифицированные специалисты, материальные ресурсы, большой опыт промышленной разработки месторождений полезных ископаемых.


При Хрущёве Алексей Николаевич Косыгин возглавлял российский Совмин, при Брежневе — уже союзный

После бурного обсуждения на сторону казахстанского министра неожиданно встал сам Алексей Косыгин. Идти против авторитетного председателя Совмина РСФСР никто не решился, и в итоге проект не состоялся. Вскоре Хрущёва отправили в отставку (октябрь 1964 г.), и сделали это, как известно, не руководящие работники Казахстана, а ближайшие сподвижники Никиты Сергеевича…


Весьма характерно и то, что именно в те годы в Китае стали выдвигаться территориальные претензии к Казахстану, впервые обозначенные в некоторых региональных китайских СМИ в 1963 году. Хорошо ещё, что китайское руководство сумело вовремя умерить свои аппетиты, и не вспомнило об этих претензиях в период серьёзного обострения отношений с СССР спустя всего несколько лет.

Что же касается проекта соответствующего совместного постановления ЦК партии и Союзного совмина о территориальных новациях внутри СССР, он был подготовлен с упоминанием всё тех же хрущёвских "идей". Они в первую очередь касались территорий Казахстана и ряда его соседей. Но поскольку те планы не удались, в Кремле, очевидно, решили-таки попридержать окончательный вариант того документа.

Мы уже отметили, что казахстанский проект наряду с подаренным Украине Крымом был отнюдь не единственным глобальным национально-территориальным проектом Хрущёва. Его новации прошли в Казахстане, казалось бы, только первую обкатку, в преддверии куда более значимых этнотерриториальных переделов. Если бы даже только немногое из предложенного когда-то Хрущёвым было осуществлено на практике, это могло бы впрямую угрожать всему Союзу ССР нарастающим обострением межнациональных отношений.

Не исключено, что и распад Союза мог случиться намного раньше. Судя по ряду признаков, Хрущёв и его "команда" всё же не могли этого не понимать, но это не мешало им продолжать реализацию своих сомнительных проектов. Похоже, Брежнев вместе с товарищами неплохо понимали, от какой "перспективы" они спасают великую державу.

Часть 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

19 февраля исполнилось 65 лет со времени принятия эпохального решения первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева о переводе Крымской области РСФСР в состав Украины. Об этом написано уже немало, хотя не так давно тему было принято если не скрывать, то, по крайней мере, не афишировать. Однако мало кто знает, что «передача» Крыма была, по задумке советского лидера (родом с Украины), только первым шагом в глобальном пересмотре структуры всего СССР.

Свои куда более масштабные территориальные проекты Никита Сергеевич решил продвигать посредством поистине стратегического решения. Точнее, начать с проекта переноса советской столицы в Киев. По ряду данных, эту идею Хрущёв обговаривал ещё в начале 60-х годов, прежде всего с тогдашним главой компартии Украины Петром Шелестом и командующим Киевским военным округом генералом армии Петром Кошевым. Оба всецело одобряли планы Хрущёва.
В обоснование своих идей Никита Сергеевич, конечно, напоминал о Киеве как "матери городов русских". При этом он регулярно сетовал на северное местоположение Москвы, на её тяжелый климат. Вдобавок он считал, что самые крупные города не обязательно должны быть национальными столицами. Апеллируя вместе со своими приближёнными к аналогиям Нью-Йорк — Вашингтон, Мельбурн — Канберра, Монреаль — Оттава, Кейптаун — Претория, Карачи — Исламабад. Хорошо ещё, что ему не пришло в голову примерить на себя лавры Петра Великого, который ценой неимоверных усилий сменил первопрестольную на Санкт-Петербург.

Проект успели единогласно одобрить все украинские обкомы, согласно проведённому в 1962 году на Украине закрытому опросу. Затем подобный опрос, тоже, очевидно, закрытый, планировался и в других союзных республиках. Впрочем, по имеющимся данным, негативную оценку этого проекта сразу высказало руководство Казахстана, едва не лишившегося почти половины своей территории в первой половине 1960-х годов. Затем последовали секретные письма негативного плана из РСФСР, Азербайджана, Туркменистана, Таджикистана и Молдавии.


Визит Хрущёва в Кишинёв, 1959 г.

В последней опасались, что Украина в этом случае трансформирует Молдавскую ССР в украинскую автономию, как это уже было проделано с Приднестровской Молдавией в предвоенные годы. Схожая причина предопределила и негативную позицию руководства советской Белоруссии. В Минске не без оснований полагали, что с переносом столицы в Киев нельзя исключать замены белорусского руководства присланными с Украины чиновниками. Самой же Белоруссии в таком случае вполне могла светить перспектива превращения в некое подобие экономического «филиала» Украины.

В свою очередь, в Средней Азии и Азербайджане считали, что, если союзную столицу переведут в Киев, то эти регионы тут же лишатся постоянно растущих дотаций из Москвы. Вдобавок, в Баку опасались и того, что в этом случае Союзный центр станет проводить «проармянскую» политику. На тот момент нефтеносный и потому совсем не бедный Азербайджан вполне устраивало второстепенное положение соседней Армении, на которое постоянно сетовали в Москве функционеры из Еревана. Впоследствии глава ЦК компартии Армении Карен Демирчян отмечал, что «Армения в советский период, особенно с начала 60-х, была на вторых ролях в социально-экономической политике Москвы в Южном Закавказье».

В свою очередь, руководство республик Прибалтики и Грузии предварительно одобрило «киевскую» идею Хрущева. Дело в том, что Литва, Латвия и Эстония, а также Грузия получили в конце 50-х максимальную политико-экономическую автономию, а здешние власти – административно-управленческую автономию от центра. Это во многом было обусловлено внутриполитическими факторами в тех регионах, поскольку и в Прибалтике и в Грузии союзные власти стремились максимально повысить уровень жизни, пытаясь тем самым нивелировать там рецидивы национал-сепаратизма.

К тому же сказывалось и давнее, хотя и умело скрываемое недовольство «диктатом» Москвы. Смена же Москвы на Киев расценивалась, по сути, с позиций русофобии и неприятия всего «советского». Местным князькам явно не терпелось дать ответ на якобы проводимую Москвой русификацию, особенно в кадрах низшего и среднего звена партийной и хозяйственной номенклатуры, хотя на самом деле речь шла всего лишь о попытках укрепления руководящего ядра.

В Грузии киевский проект многие позитивно расценили и совсем с другой, неожиданной стороны. Расширение автономии Грузии и её ускоренное социально-экономическое развитие, а также перспектива поднять Тбилиси до уровня Москвы могли в чём-то «компенсировать» «уязвление национально-политического достоинства советских грузин, а также руководства советской Грузии в связи с дискредитацией Сталина и надругательства над его прахом».

Деяния Никиты-чудотворца. Часть 2. Хрущёв и Киев, мать городов русских

При жизни Сталина его будущего преемника мало кто действительно воспринимал всерьёз

Хрущёв не мог не учитывать последствия событий в Тбилиси и Гори, которые произошли после XX съезда КПСС. Они показали, что местный «протестный «просталинизм» уже смыкается с националистическим подпольем в Грузии и с грузинской антисоветской эмиграцией. Местная номенклатура всерьёз рассчитывала, что с переводом столицы в Киев автономия Грузии расширится ещё больше. А то, что это приведёт к усилению центробежных трендов в республике, к которым властям возможно придётся примкнуть, в расчёт не принималось.

Власти Узбекистана и Киргизии своих оценок ни публично, ни в обнаруженных письмах не высказывали. Но по имеющимся данным, мнения там были в соотношении 50 на 50. С одной стороны, в Ташкенте и Фрунзе всё больше тяготились предписаниями Москвы рекордно увеличивать посевы и сбор хлопка. Но это сопровождалось щедрыми госдотациями, существенная часть которых «оседала» в карманах местной номенклатуры.

Нельзя не учитывать и тот факт, что Москва тогда с трудом сдерживала планы Алма-Аты и Ташкента по разделу территории Киргизии, которые появились сразу после смерти Сталина. Киргизские власти считали, что этот раздел наверняка удастся, если союзной столицей станет Киев. Уже потому хотя бы, что «править бал» там наверняка станут адепты перекройки внутрисоюзных границ. И ведь в те же годы Хрущёв активно лоббировал, напомним, отсечение от Казахстана ряда регионов, что наверняка потребовало бы территориальных компенсаций для него. Скорее всего, за счёт части Киргизии.

Как отмечал в воспоминаниях Алексей Аджубей, «что произошло бы, исполни Хрущев свое намерение перевести столицу страны из Москвы в Киев? А он не единожды возвращался к этой теме». Понятно, что перспектива переезда из Москвы в Киев ничуть не радовала республиканскую и хозяйственную номенклатуру, вот уже много лет сосредоточенную в обновлённой и благоустроенной столице.

Именно номенклатуре, похоже, удалось спустить эпический план на тормозах. Надо понимать, что он впрямую угрожал распадом страны, ибо власти многих союзных республик, повторим, не были склонны поддержать замену Москвы на Киев в статусе общесоюзной столицы. Хрущев и его окружение не могли не знать об этих разногласиях, но всё равно пытались навязать Советскому Союзу смену столиц и, как следствие, его распад…


В завершение весьма характерная деталь, особенно примечательная в наши дни, когда имеет место демонстративное отсечение «мовы» от родства с русским языком. Доктор педагогических наук полковник Муса Гайсин вспоминал: «Однажды я стал невольным свидетелем разговора Хрущева с Жуковым в 1945-м. Никита Сергеевич сказал: «Более правильно мою фамилию было бы писать не через «ё», а как в украинском языке — через «о». Я говорил об этом Иосифу Виссарионовичу, но он запретил это сделать».
https://topwar.ru/153835-dejanija-nikity-chudotvorca-chast-1-hruschev-i-kazahstan.html     https://topwar.ru/154323-dejanija-nikity-chudotvorca-chast-2-hruschev-i-kiev-mat-gorodov-russkih.html
Tags: биографии, история, люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments