Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Ещё раз о самолётах и пилотах в годы ВОВ.. (2 статьи)

Немецкие пилоты Ме-262 гибли потому, что не имели «русской силушки»?
Мнение советского испытателя немецкого реактивного истребителя
Кустов Максим
После разгрома Германии советским летчикам-испытателям предстояло испытать ставшие трофеями Красной Армии немецкие реактивные истребители. Задача эта была смертельно опасной – не было документов ни о конструкции самолета, ни о работе его двигателей. Но зато было известно о том, что немецкие пилоты часто на них погибали без всяких боев.

Истребитель Ме-262 на большой скорости затягивался в пикирование и со страшным воем врезался в землю. Причем тайну случившегося немецкие летчики неизменно уносили с собой в могилы. Было известно, что никто из затянутых в пикирование не сумел воспользоваться парашютом, никто не успел хоть что-то сказать о происходящем по радио.


Первым испытывать Ме-262 пришлось летчику Андрею Григорьевичу Кочеткову. 15 августа 1945 года инженер-летчик  Кочетков первым в Советском Союзе вылетел на турбореактивном трофейном самолете. Полет прошел успешно.  Всего Кочетков выполнил восемнадцать полетов, последовательно наращивая  скорость, скороподъемность, высоту.

То, что произошло с Кочетковым во время восемнадцатого вылета, подробно описал Герой Советского Союза Петр Михайлович Стефановский  в своих воспоминаниях «Триста неизвестных». Стефановский испытывал Ме-262 вторым, после Кочеткова. Он отметил: «Поражала и одна непонятная техническая деталь конструкции самолета. Он имел, в отличие от всех машин того времени, управляемый в полете стабилизатор - при помощи электромотора. Зачем это понадобилось немцам? От управляемых стабилизаторов самолетостроители всех стран отказались еще лет десять назад, заменив их управляемыми триммерами на руле глубины».

Ясность в этот вопрос внес восемнадцатый полет первого испытателя: «Следовало выполнить горизонтальную площадку с максимальной скоростью на высоте 11 тысяч метров. Скорость быстро нарастала, достигнув максимальной - 870 километров в час. Вследствие смещения аэродинамического центра давления назад самолет все время «зависал на ручке» - стремился нырнуть в пикирование. Одной рукой летчику невозможно было удержать машину в горизонтальном положении. Кочетков начал действовать двумя. Пикирующая тенденция продолжала увеличиваться. По телу поползли мурашки. Глаза быстро перебегали с приборной доски на все уменьшающееся расстояние между основанием ручки управления и сиденьем летчика. Так мы проверяли оставшийся запас хода рулей. Тянущие усилия на ручке уже превышают 24 килограмма. Необходимо срочно воспользоваться стабилизатором, уменьшить их на руле. Но, увы! Стабилизатор не двигается с места. Запас хода ручки почти весь исчерпан. Единственное спасение немедленно уменьшить скорость. Удерживая с колоссальным напряжением ручку правой рукой, летчик переносит левую на сектора управления двигателями и убирает обороты. Вот где пригодилась русская силушка, которой, по-видимому, не хватало в подобных случаях немецким пилотам! А может быть, и не только силы, но и выдержки? Кнопки-то передатчика радиостанции находились на одном из секторов двигателей. В панике вытягивая самолет из пикирования двумя руками, фрицы не могли радировать в эфир о своих бедах».

Но почему  отказало управление стабилизатором? Разрешился и этот вопрос: «Быстрая смена положительной температуры отрицательной при повышенной в этот день влажности воздуха способствовала образованию ледяной корки на контактах электровыключателя стабилизатора».

Конечно, вопрос о том, чего именно не хватало разбившимся немецким пилотам Ме-262 в критической ситуации затягивания машины в пикирование – физической силы, выдержки или везения,  до конца выяснить невозможно. Ведь жертвы этих катастроф о случившемся рассказать уже не могли…

Максим Кустов         https://vpk-news.ru/articles/49849  

Рама FW-189 – трудноуязвимая машина, недооцененная в рублях.
Если наш истребитель сбивал FW-189, ему аплодировали все, кто наблюдал за боем.
Кустов Максим.
Как только не называли немецкий двухмоторный двухбалочный трехместный тактический разведывательный самолет FW-189. У нас его чаще именовали Рама, из-за внешнего вида,  у немцев  - Летающий глаз. По свидетельству летчика-истребителя Николая Тарасова (сайт  «Я помню»), сумевшего сбить его в конце 1941 года, употребляли наши летчики еще одно прозвище FW-189 – «фронтовая проститутка» («она такая маневренная»).

Очень живуча была «фронтовая проститутка».  Описания того, как нелегко было уничтожить «раму», часто встречаются в воспоминаниях летчиков.

Например, трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин вспоминал о «раме»: «Она подолгу висела над артпозициями и окопами, корректируя огонь своей артиллерии. Наши пехотинцы не знали, что предпринять против этого наводчика. Они связывали с «рамой» все неприятности: внезапные артиллерийские обстрелы, налеты «юнкерсов», тяжелые потери, неудачные контратаки. И если наш истребитель сбивал FW-189 , ему аплодировали все, кто наблюдал за боем. Летчики тоже считали за большую удачу свалить корректировщика на землю».

Герой Советского Союза Георгий Голубев, летавший в паре с Александром Покрышкиным, разделял мнение своего ведущего и писал в мемуарах об этом самолете: «Наши летчики хорошо знают «раму»: машина не скоростная, но маневренная, ее геометрические размеры невелики. В силу всего этого сбить «Фокке-Вульф-189» очень трудно».
Но возникает вопрос – если  FW-189 был так трудноуязвим, то почему же советское командование не выделило этот самолет в созданной в ходе войны системе оплаты за боевые успехи?

Вспомним хотя бы «Положение о наградах и премиях для личного состава военных воздушных сил Красной Армии, авиации дальнего действия, истребительной авиации ПВО, ВВС военно-морского флота за боевую деятельность и сохранение материальной части», которое командующий Военными воздушными силами Красной Армии маршал авиации Новиков подписал 30 сентября 1943 года.

Согласно этому документу,  за каждый сбитый самолет противника типа бомбардировщик, разведчик или транспортный полагалось платить 1500 рублей. За каждый сбитый самолет прочих типов — 1000 рублей. Таким образом,  одинаково «оценили» разведчик FW-189 и, например, транспортный Ju 52.

Но сбить «Тетушку Ю», как немцы прозвали Ju 52, если эта тихоходная машина имела несчастье повстречать советский истребитель, было намного проще, чем верткую «фронтовую проститутку» FW-189. Со стороны советского командования налицо была явная «недооценка» в рублях живучего немецкого самолета разведчика.

Впрочем, судя по воспоминаниям летчиков-фронтовиков, на их выбор целей для атаки материальные вопросы никак не влияли и решений типа «валим тех немцев, за которых больше платят» никто не принимал. Сбивали тех, кого могли сбить…
Максим Кустов       https://vpk-news.ru/articles/49334  
Tags: история, люди и этносы, наука и техника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments