Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Category:

Почему ортодоксы защищают учительницу-педофилку

Почему ортодоксы защищают учительницу-педофилку.
Дело Малки Лайфер, учительницы религиозной школы, подозреваемой в Австралии в сексуальных преступлениях и бежавшей в Израиль, превратилось в позорную страницу в жизни израильской ортодоксальной общины. Но почему там встали на ее защиту.
Двора Загури, Ynet
Малка Лайфер. Фото: Амит Шааби (Photo: Amit Shabi)Малка Лайфер. Фото: Амит Шааби
Дело Малки Лайфер стало еще одним гвоздем, вбитым в крышку гроба, где покоится общественный имидж ультраортодоксального сектора в Израиле.
Когда речь заходит о харедим, на объективность рассчитывать не приходится. Насильника с черной кипой на голове всегда представят в качестве "ультраортодокса" - в отличие от светского гражданина, совершившего такое же преступление. Израильское общество судит о харедим не как об отдельных личностях, а исключительно через призму их "клановой" принадлежности. Они воспринимаются в качестве людей с "мракобесным" и "архаичным" мировоззрением, напрямую связанным с теми или иными преступными действиями. Светский же человек, пойманный на преступлении, осуждается обществом как частное лицо,  а не в качестве представителя некоего сектора населения.

Судебная, медийная и медицинская борьба, ведущаяся против экстрадиции Малки Лайфер, демонстрирует обратную сторону этой медали. С точки
зрения значительной части ультраортодоксального общества, преступница - прежде всего не отдельная персона, а часть общины, и в качестве таковой ее следует защитить от угрозы быть экстрадированнной в страну, где ее ждет суд неевреев. На передний план выходит ее принадлежность к определенному клану, это превалирует над гражданским и религиозным долгом искоренить зло в своем доме.
Дело Малки Лайфер: экстрадиция отложена
Жертвы педофилии в школе обижены на Израиль
В ультраортодоксальной общине существует множество проектов и инициатив, которым представители других групп населения могут лишь позавидовать: распродажа ортопедических супинаторов по себестоимости или благотворительная помощь трудным подросткам и детям, оказавшимся на улице. Достаточно привести пример организации ЗАКА, выполняющей добровольные спасательные работы и опознание жертв терактов и дорожных аварий.
Ультраортодоксальная община пронизана многочисленными тесными связями, ее члены испытывают ответственность друг за друга в гораздо большей степени, чем светские граждане. И эта община способна оперативно мобилизовывать экономические и эмоциональные ресурсы с целью защиты своего образа жизни. В клановом обществе индивидуальное "я" расширяется до размеров семьи и общины. Забота, взаимовыручка в радости, беде и повседневной рутине - важнейший принцип принадлежности к подобному сообществу.
Еврейские мудрецы говорили: "Если умер кто-то из членов общины, вся община позаботится о его семье". Так и поступает обычно ультраортодоксальная община. Поскольку в соответствии с этой концепцией община и отдельный человек тесно связаны, община обязана думать о каждом. Всем известно понятие "аншей шломену" - "наши люди", о которых мы обязаны заботиться. Нельзя допустить, чтобы один из "аншей шломену" был отдан на растерзание "сил тьмы" - в данном случае на растерзание австралийской правоохранительной системы, которая, разумеется, судит не по законам Торы.
Тому, кто живет вне ультраортодоксальной общины, сложно понять и принять тот факт, что даже если ее член нарушил закон, он все равно остается "нашим" человеком, а потому следует сплотить ряды с целью его защиты. Ведь ты защищаешь не только его, но и всю общину, весь клан.
Скандал с педофилией в школе: полиция допросила замглавы минздрава
Недельная глава Торы рассказывает о первом случае изнасилования. Дина, дочь Иакова, была обесчещена сыном правителя города Шхем. Суд и месть за это преступление взяли на себя братья Дины, Шимон и Леви. Они не вняли уговорам выдать Дину замуж за насильника, не пошли на компромисс. Их месть была невероятно жесткой. Обманув жителей Шхема предложением совершить обрезание всем его мужчинам, они убили их, разграбили город, забрав имущество, уведя женщин и детей в рабство. Этим они вызвали гнев Иакова: "Вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли". Даже на смертном одре отец был не готов простить сыновьям то, что они совершили в Шхеме. Однако сыновья отказались признавать свою вину, они ни в чем не раскаялись. Напротив. Они подчеркнули, что ущерб был нанесен Дине не как частному лицу, женщине, а всему семейному клану Иакова. И именно поэтому, а не из-за присущей им импульсивной жесткости они предпочли столь жестокую месть. Это была месть одного клана другому. 
В основе еврейского мировоззрения лежит понимание того, что мы являемся единым племенем, кланом, народом. В рамках этой концепции появились и закрепились многочисленные еврейские заповеди и установки. Клановое общество в таком понимании является своего рода страховой компанией, гарантирующей защиту. Твоя принадлежность к коллективу, твоя лояльность по отношению к нему, даже если это требует ущемления личной свободы, является страховым полисом. Если произойдет серьезная беда, вся община выйдет на твою защиту и сделает все, что только сможет.
Современное западное мировоззрение не в состоянии это воспринять. Весь исторический опыт западной цивилизации состоит из слома кланового общества и усиления индивидуализма. Предлагаемые западной культурой общественные договора включают множество четко сформулированных параграфов и пунктов, напечатанных мелким шрифтом, составленных опытнейшими адвокатами. В лучшем случае условия договора будут соблюдены в точности с этими параграфами. Но, разумеется, никто не станет прилагать ради вас сверхусилия и учитывать ваши индивидуальные обстоятельства.
Жертвой Жертвой "дела Малки Лайфер" стал замминистра здравоохранения Яаков Лицман, подозреваемый в оказании помощи при ее психиатрическом освидетельствовании. Фото: Алекс Коломойский
У клановости есть немало преимуществ, однако в том, что касается дела Малки Лайфер, ультраортодоксальная община зашла слишком далеко. "Страховая компания" расширила условия полиса вплоть до поддержки реального преступления.
Во имя чувства клановой принадлежности "страховая компания" превращается в убежище для преступников. Это дорого обойдется ультраортодоксальному обществу. Если преступники и преступницы знают, что даже за их самые ужасные действия они не будут изгнаны из общины и не предстанут перед общим для всех граждан судом, будет окончательно потерян страх перед нарушением закона.
Подробности на иврите читайте здесь
Перевод: Гай Франкович.    https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5642939,00.html
Tags: аналитика и публицистика, евреи и Израиль, современность и политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments