Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Швеция права, а мир ошибался

AP Photo/Andres Kudacki.
Швеция права, а мир ошибался.
Еще в середине апреля в Швеции удалось замедлить рост смертности, стабилизировав ее примерно на отметке 100 летальных исходов в день – без введения карантина и без особого вмешательства системы здравоохранения.
Общее число скончавшихся от коронавируса шведов составляет на сегодняшний день около 6 тысяч человек, в то время как, согласно принятой модели прогноза, этот показатель должен был превысить 80 тысяч. Смертность составляет около 600 человек на миллион населения. Модели предсказывали не менее 8 000 на миллион.

Система госпитализации в Швеции не рухнула. Отделениям интенсивной терапии не пришлось работать в полную мощь, хотя в разгар эпидемии там находилось 560 человек. Подавляющая часть системы образования функционировала постоянно, среди умерших от короны – всего один 9-летний ребенок, подростков и молодых людей до 20 лет в списке скончавшихся от вируса нет. 250 человек в возрасте до 60 лет умерли в эпидемию; две трети умерших перевалили за восьмой или девятый десяток лет, большинство из них – обитатели домов престарелых, да еще и обремененные различными хроническими заболеваниями.
Вне всякого сомнения, Швеция доказала, что по отношению к ней апокалиптические прогнозы не оправдались, продемонстрировав наглядно, что эпидемия сходит на нет даже тогда, когда населению позволяют вести практически обычный образ жизни. Тем не менее, критика в адрес шведов не прекратилась: есть те, кто считает неправильной политику открытости во время пандемии, указывая на растущее, пусть и медленно, количество смертей, а также на высокий уровень смертности от коронавируса по сравнению с другими скандинавскими странами. Есть и те, кто утверждает, что шведская модель в Израиле неприменима и, стало быть, без введения карантина не обойтись.
Профессор Дафна Баренбойм-Кармели – сторонник второго подхода; в опубликованной несколько дней назад в «ХаАрец» статье она объяснила, что шведская модель не имеет отношения к Израилю из-за различий в характеристиках, связанных с типом взаимодействий между людьми. По ее словам, большую роль в смертности от короны играет плотность населения.
Швеция разделена на 21 округ («лен»), в подавляющем большинстве из них проживают более 200 тысяч человек. За исключением стокгольмского округа, нет корреляции между плотностью населения в округе и смертностью от короны на 100 тысяч человек.
Например, в верхней части таблицы, отражающей уровень летальности от коронавируса, находится округ Стокгольм (101 смерть на 100 тысяч) с плотностью населения 365 человек на квадратный километр. За ним следует граничащий с ним Сёдерманланд (85 летальных исходов на 100 тысяч человек), с плотностью населения всего 48 человек на квадратный километр. Смертность в Сконе, втором по плотности населения округе (121 человек на квадратный километр), одна из самых низких в Швеции (21 смерть на 100 тысяч).
Более того, смертность в Сконе без введения полной изоляции аналогична показателям смертности в датской столице, находящейся всего в десятках километров от этого округа; тогда как в Дании был введен режим тотального карантина.
Если проанализировать показатели летальности, то основной причиной распределения смертности в провинциях Швеции служит удаленность от эпицентра пандемии в Стокгольме. Подобное явление также наблюдалось в Италии и в Испании, хотя в настоящее время объяснения носят, скорее, умозрительный характер.
И все же по-прежнему остаются без ответа два вопроса: почему смертность от «короны» в Швеции столь высока? И, в частности, почему она выше, чем у ее северных соседей?
Возможные ответы можно отыскать в таблице смертности от гриппа (на миллион человек), но, во-первых, в любом случае сравнение смертности от коронавируса в странах Северной Европы в корне необоснованно, поскольку существует, например, большая изменчивость смертности от гриппа, в десять раз и более.
Во-вторых, смертность от «короны» в Швеции не намного превышала смертность от гриппа в Дании два года назад. И любой, кто задается вопросом, почему смертность от «короны» в Швеции в пять раз выше, чем в Дании, также должен задаться вопросом, почему смертность от гриппа в Дании два года назад была в пять раз выше, чем в Швеции.
В-третьих, сезон гриппа 2017/2018 был особенно тяжелым как в Европе, так и в США. По неизвестным причинам Швеция меньше пострадала, чем ее соседи, и вполне вероятно, что в стране к настоящему моменту накопилась критическая масса пожилых людей, которые стали жертвой «короны» и могут стать жертвой грядущего тяжелого сезонного гриппа.
Таким же образом можно предположить, что Дания «выиграла» низкую смертность от короны, потому что заплатила высокую цену за эпидемию гриппа двумя годами ранее. А в целом, высокая смертность от коронавируса наблюдается в Европе в странах, где в последние годы сезонный грипп носил относительно умеренный характер.
Шведская модель не только весьма актуальна для нашей страны –  по сути, она была опробована без намерения это сделать уже на второй волне эпидемии. Согласно графикам числа новых выявленных суточных инфицированных с разбивкой и по населенным пунктам, и по всей стране, рост заболеваемости был остановлен в конце июля без введения карантина.
Более того, вторая волна в Израиле спала примерно на месяц, пока не накатила третья, причины которой неясны и, вероятно, включают компонент реального роста (рост симптоматической заболеваемости, запоздалая динамика инфицирования в арабских населенных пунктах) и компонент искажения (в частности резкое увеличение количества проводимых тестов).
Для убедительности следует рассмотреть кривую заболеваемости в Бней-Браке, самом густонаселенном городе страны, который постоянно называют центром риска. Сравнивая вторую волну пандемии с первой волной, можно увидеть, что, несмотря на выявленное утроение числа зараженных (с 3000 до  9000), смертность снизилась на 40 процентов (с 46 смертей в первой волне до 27 смертей во второй волне). Соответственно снизилась и летальность среди диагностированных больных (с 1,5 процента до 0,3).
Снижение смертности при одновременном увеличении распространения вируса среди населения может косвенно свидетельствовать о значительном распространении иммунитета, поскольку вирус распространяется более быстрыми темпами, по-видимому, среди лиц с частичным иммунитетом. Последние диагностируются очень часто, но не страдают заболеванием в тяжелой форме.
Нет оснований предполагать, что картина с замедлением второй волны и ее постепенным затуханием не изменится в третьей волне – без введения карантина. Смысл ясен. В Бней-Браке создается коллективный иммунитет, особенно в случаях бессимптомного и легкого протекания болезни. Насильственное вмешательство извне в естественное течение процесса представляет собой ненужный риск для экономики и для здоровья – как в Бней-Браке, так и во всей стране.
Пришло время позаимствовать опыт борьбы с эпидемией у Швеции; более того, население Израиля значительно моложе. Пора прекратить сеять панические настроения в обществе, не следует повторять ошибку с введением тотального карантина, надо всемерно содействовать развитию системы образования, уделять пристальное внимание домам престарелых, укреплять больницы и разрабатывать модель поведения для групп риска. Поверьте, есть веская причина как в Израиле, так и по всему миру развешивать шведские флаги: да, шведы оказались правы, а мир ошибался.
Эйяль Шахар, «ХаАрец»,  М.К. На фото: ресторан в Стокгольме в разгар пандемии «короны»˜Автор – эмерит-профессор школы общественного здравоохранения
Университета Аризоны. AP Photo/Andres Kudacki. 
https://detaly.co.il/shvetsiya-prava-a-mir-oshibalsya/?fbclid=IwAR1I3Yz0xuhj1ot2nMU4K2XL2xmz7WeKCEqNUT1z-1aqROydbI_tSeWP0IY
Tags: аналитика и публицистика, современность и политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments