Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Categories:

Великий Тимур на волосок от гибели. Части 1-3.

Великий Тимур на волосок от гибели. Прорыв из окружения
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников).
То, что Тимур был выдающимся воином своего времени — лично я не сомневаюсь. Оставим за скобками таланты военачальника, стратега и тактика, организатора и новатора в формировании армии. Обогнавшего даже военную мысль Чингисхана и Субэдэя. Именно о воине Тимуре — этот цикл статей. Что верхом, с мечом и копьем бился с такими же воинами, из плоти и крови.

Сразу скачем к книжной полке и листаем антропологическое исследование останков Тимура, оставленное нам Михаилом Герасимовым в 1941 году, после вскрытия усыпальницы Великого в «Гур-Эмире» (Самарканд).
«Обнаруженный скелет принадлежит сильному человеку, относительно высокого роста для монгола (около 170 см)... Массивность здоровых костей, сильно развитый рельеф и плотность их, ширина плеч, объём грудной клетки и относительно высокий рост — всё это даёт право думать, что Тимур обладал чрезвычайно крепким сложением. Сильная атлетическая мускулатура эмира, вероятнее всего, отличалась некоторой сухостью форм, что вполне естественно: жизнь в военных походах, с их трудностями и лишениями, почти постоянное пребывание в седле, вряд ли могли способствовать тучности».
Извлеченные М. Герасимовым останки Тимура. Гробница «Гур-Эмир», 1941 год (Фото из открытых источников)
Извлеченные М. Герасимовым останки Тимура. Гробница «Гур-Эмир», 1941 год (Фото из открытых источников). Фиксируем. Силу дала Тимуру природа, но развил он ее постоянными упражнениями и образом жизни, благодаря которым, наперекор своим увечьям, до самой смерти оставался одним из выносливейших людей, известных историкам. И весьма ловким. Уже в преклонном возрасте с Тимуром произошел весьма показательный эпизод: во время псовой охоты кавалькада всадников на полном скаку упёрлась в глубокий ров. Все сопровождающие Тимура воины осаживали лошадей, поворачивали. Конь Великого Амира вообще заблажил, отказался прыгать и встал на дыбы. Тимур перескочил через его голову и приземлился на противоположном краю рва. Что, «как некое чудо, было отмечено восторженными криками».
Ну тут летописец явно привирает. Или, ни разу не наездник. Если конь встал на дыбы, «поставил свечку», — пострадает только ваша опа, которой вы плюхнетесь оземь, скатившись по крупу. Тут другое произошло. Ваш покорный слуга, в пору пограничной службы Отечеству, не раз летал через бошку лошадиную. Личный рекорд с галопа перед «мокрой канавой» — метров этак шесть-семь уверенной левитации. Уйти в перекат, правильно сгруппироваться или приземлиться на ноги, как показывали наши башкиры-берейторы, не получалось никогда. В лошадином мире такая подлянка наезднику называется «закидка». И чтобы пережить ее, нужно иметь недюжинную силу, координацию акробата и девичью гибкость. В 50 лет «инвалид» Тимур всем этим обладал, имхо.
Вот так выглядит лошадиная «закидка» (Фото из открытых источников)
Вот так выглядит лошадиная «закидка» (Фото из открытых источников). Про «инвалида» — это не рофл. Профессор Герасимов в своём исследовании подтвердил, что Тимур имел несколько тяжелых ранений:

«Кости правой руки срослись в локтевом суставе в несколько согнутом положении. При этом Тимур не утратил подвижности этой руки в плечевом суставе и рука не только функционировала, но и была чрезвычайно сильной, чему не мешал изуродованный ранением указательный палец… Правое бедро и голень были повреждены. Коленная чашечка срослась с эпифизом бедра, причем в таком положении, что нога не могла быть выпрямленной, что полностью согласуется с прозвищем «Хромец».
О физической силе Тимура тоже немало написано: «если большинство воинов могли натянуть тетиву лука до уровня ключицы, то Тимур натягивал её до уха» (с). Нехило, скажу вам. Уверен, речь идет о джагатайском пехотном луке того времени, требующего как раз самых высоких физических кондиций от пользователя. Не буду спорить с оружейниками-реконами, если вдруг таковые объявятся в комментах, сошлюсь исключительно на личный опыт. Держал я в руках такую игрушку. Как и более легкий и короткий вариант, для конных стрелков. Оба являются центрально-азиатскими составными луками, изготовлены в Монголии (под заказ) для очень состоятельного азербайджанца, отца моего друга. Как положено — дерево, бычий рог, сухожилия, рыбий клей, береста, лак, тетива из шелка… Ни тот, ни другой не смог натянуть и до ключицы, даже с бронзовым кольцом на большом пальце. О своих физ/кондициях того времени могу сказать: год таскал (не потея) по горам тело АГС-17 (18 кг), плюс полная боевая выкладка. Служившие поймут и лайкнут, гы)))
Вот примерно такой лук чуть не развязал пуп афффтару)) (Фото из открытых источников)
Вот примерно такой лук чуть не развязал пуп афффтару)).  (Фото из открытых источников. )Теперь немного мифологии. Как великий воин Тимур охромел. Немало авторов, от серьезных историков — до дзеновских просветителей, бездумно ничтоже сумняшеся постят версию историка Ибн Арабшаха. Тот, тлея от ненависти к Тимуру, писал: «он занимался кражей овец и однажды украл слишком много. Бдительный пастух заметил вора и пробил ему плечо меткой стрелой. Вторая стрела пронзила колено. Так к боли добавилось унижение, а позор — к злобе и ярости».
Еще в молодости эта версия вызывала у меня едкие сомнения. Во-первых, за кражу скота, согласно Ясе Чингисхана, полагалась смерть, если не выплатишь 9-тикратную стоимость спёртого. Во-вторых, сын монгольского бека — и обычная кража овец? Ладно бы, невесту умыкнул, в это поверить можно. Но не в кражу самоходного блеющего шашлыка, это же позор на весь род! Ни один приличный монгол потом кумыса не нальет руки не подаст, и прозвище он получил бы соответствующее. Не «Железный Хромец». А «Повелитель Овец», тот еще баран. В годы молодости Тимур немало поураганил. Но не был замечен в банальном гоп-стопе. Грабил, воевал и наемничал он с одной благородной целью — выбить могулов-захватчиков (или построить местную, тугую на ум аристократию) из Марвеннанахра. Человеком чести был, можно даже сказать — рыцарем Трансоксианы. Очень дорожил своей репутацией, пруфов немало. Об этом отдельно напишу, есть неплохой исходный материал. Так что про овец — это даже не смешно-с.
Другая версия, более понятная. Посол кастильского короля по имени Руи Гонсалес де Клавихо, весьма объективный хронист времен Тимура, излагает историю, явно рассказанную ему на каком-нибудь восточном базаре. Читаем:

«Он отправился в землю, называемую Систан, и награбил [там] баранов, лошадей и всего, что попалось [под руку], так как эта земля очень богата стадами. А когда он это совершал, имел при себе около пятисот всадников. Узнав об этом, жители Систана объединились против него. Однажды ночью [Тамурбек] напал на стадо баранов, а в это время пришли люди [из Систана], бросились на него и его сообщников, убили многих, а его сбили с лошади и ранили в правую ногу, после чего он остался хромым, также и в правую руку, после чего он недосчитался двух маленьких пальцев; и бросили его, посчитав мертвым».
Руи Гонсалес де Клавихо вручает султану Тимуру послание своего короля (иллюстрация из открытых источников)
Руи Гонсалес де Клавихо вручает султану Тимуру послание своего короля (иллюстрация из открытых источников). Разница чувствуется? Тимур отправился с полутысячей воинов в обычный набег. Так называется это воинское упражнения испокон века. Кочевники же, чего в офисе сидеть, зарплаты ждать… Не повезло, хозяева всполошились, быстренько собрали небольшую армию и вломили наглецам. Всё. Не банальная кража, а маленькая героическая войнушка. Несостоявшаяся.
Ну а теперь — как было на самом деле. В тот год 1363-ий будущий Великий и его шурин Мир Хусейн поступили на службу к правителю Систана (юго-восток Персии). Копить силы и наличность для собственного войска, чтобы вышибить захватчиков-могулов из родных земель Тимура. Пришли в составе тысячного отряда из полу-монголов тюркского разлива. Правитель Систана на тот момент что-то не поделил со своим взбунтовавшимся населением и попросил наемников выбить бубну мятежникам. Шурины столь рьяно взялись за дело, что мигом захватили три крепости повстанцев и устроили страшный погром в этом зажиточном уголке Ирана. От такого бравого исполнения пьесы «Вразумление заблудшего стада» — заволновался зрительный зал (мигом раскаявшееся население). И конечно — главный режиссер театра (их систанское величество). Смекнувший, что тронная табуретка из под жирного седалища может вылететь, захоти этого наёмнички. Власть и электорат мигом слились в экстазе, Систан заключил союз с противником шурьёв — могульским ханом. В шатры воинов Тимура поскрёбся северный пушной лис и несколько тысяч вооруженных персов.
Подробностей того побоища не сохранилось. Известно лишь, что обе стороны дрались — не щадя жизней. Поле битвы осталось за Тимуром и Хусейном. Из их отряда воинов выжила только небольшая часть. Тимур, получив две стрелы в ногу и руку, чуть не потеряв ладонь — едва не погиб, выжил чудом, судя по характеру ранений и уровню тогдашней медицины. То, что кости срослись уродливо-неправильно, говорит о том, что его возвращение из Систана было очень спешным, похожим на прорыв из окружения. Но… Нет худа без добра.
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Слава о столь блистательной победе быстро распространилась от Захедана (столица Систана) до Самарканда. Объявились Тимур с Хусейном в землях Трансоксианы уж с войском, насчитывавшим пять-шесть тысяч сабель. С той памятной битвы в Систане приток добровольцев под знамя молодого и удачливого Тимура не иссякнет никогда, до дня его смерти. Но смерть еще не раз протянет свою костлявую руку к его горлу. А пока… Он залечил раны и стал готовиться к освобождению родных земель. История легендарная, скоро выложу…https://zen.yandex.ru/media/id/5ef8896c0d13dd78e21972de/velikii-timur-na-volosok-ot-gibeli-proryv-iz-okrujeniia-5f0594f46fb88d06d3f06a73                                                                                                                                                                                                                                                                                       
Великий Тимур на волосок от гибели. Один против дюжины
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). О чудесах, связанных с личным воинским искусством Тимура, говорили постоянно. Центральная Азия — она такая. В цене личная храбрость, умение владеть оружием, удачливость в бою и поединках. Культ воина-багатура-батыра вершит здесь справедливость и вызывает уважение. Тимур сначала снискал себе славу непобедимого рубаки. И лишь потом — незаурядного полководца, щедрого и прозорливого правителя, кровавого завоевателя. Ему до самой смерти удавалось избегать смерти от оружия врагов, выходить живым из самых смертельных передряг. Везло, конечно, Великому Амиру неслыханно. Но, тем грознее его память.
Смерть частенько пыталась устроить свидание с Тимуром. В 19 лет, еще молодой начинающий воин, он едва не погиб из-за банального абсцесса на руке. Несколько дней ходил по кромке. А 1359 году произошел случай, вполне способный поставить точку в устремлениях будущего завоевателя. Дело было так. Решив сопротивляться могульскому вторжению в земли Трансоксианы, Тимур разрывает договор найма с захватчиками (да-да, сначала их сторону держал). Собирает немногочисленный, но весьма боевитый отряд из местных полумонголов-полутюрок и партизанит несколько лет вместе со своим шурином Хусейном.
Получается неплохо, его слава неустрашимого воина, щедрость победителя и защитника обездоленных начинают греметь повсеместно в Междуречье. Дело дошло даже до подготовки полномасштабного восстания. Легенды о том, как переодетый нищим Тимур пробирался в Самарканд на встречи с заговорщиками, скрывался в доме своей сестры Туркан-аки — до сих пор живы в фольклоре узбеков. Но сил было маловато и шурины вместе с женами и небольшим отрядом (60 человек) отправились в земли Хорезма взбунтовать местных. Нужно знать, что за головой Тимура уже охотились несколько влиятельных и царственных особ (хан Могулистана, малик Герата, многочисленные беки Хорасана и Трансоксианы). Допёк он их своим народно-освободительным движением, Че Гевара степной.
Правитель Хорезма весьма не обрадовался появлению Тимура в своих землях. Да и вассальный договор с могулами не оставил ему выбора. Был выслан отряд хивинского эмира, аж в тысячу сабель. С приказом порешить легендарного партизана. Рубка, как писали хронисты, была ужасающей. Под Хусейном пала лошадь. Тимур пробился к вражескому знамени и копьем пригвоздил эмира к земле. К закату в живых оставалось 50 хивинцев и семь конных из отряда шурьёв. Чем бы закончилась еще одна сшибка — наверное, понятно.
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Спасла Тимура наступившая ночь. Пользуясь темнотой, его отряд скрылся. Закончили свое путешествие Тимур с Хусейном уже пешим порядком, чтобы оказаться в другой смертельной ловушке. Были схвачены в песках Каракумов неким Али-беком и брошены в зиндан с насекомыми. Их 62-дневное пленение наделало много шуму. Но репутация Тимура спасла его. Брат Али, Мухаммед-бек, угрозой оружия добился освобождения популярных среди народа пленников. А гератский малик, требовавший выдачи «партизан», — умылся.
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Байка это или нет, решать вам. Но ваш покорный слуга, подробно изучавший тактику степняков, много общавшийся с реконами из Средней Азии, — склонен верить в ее правдоподобность. Хорошо слаженный и экипированный отряд из 60 монгол, при достатке стрел и сменных лошадей, мог днями таскать за собой не искушенных в такой тактике оседлых жителей, пусть даже и профессиональных воинов. Отступая и маневрируя, постоянно выбивая лошадей, вырезая зарвавшихся преследователей яростными контратаками из бесчисленных засад… вполне было можно размотать и тысячу. И больше. Верю, короче.
Другой случай, едва не отправивший Тимура на прием к аллаху, произошел тут же, в землях Хорезма, когда ему стукнуло 45 лет. Юсуф Суфи, шах Хорезма, несмотря на вассальную зависимость от молодой державы Великого Амира и династический брак между семьями, оказался политиком недалёким. Всякий раз, дождавшись отсутствия Тимура в Трансоксиане, — беспокоил набегами спорные территории. В 1377 г. обнаглел настолько, что опустошил окрестности Самарканда. С рук такая наглость уже не сошла. Тимур объявился в окрестностях Ургенча, самой мощной крепости Хорезма с армией, деловито расставил осадные приспособления и приступил к осаде. Неизвестно, что подмешали в кальян Юсуфу гаитянские растоманы верные слуги, но он написал короткое послание Тимуру и отправил его:

«Почему мир должен подвергаться опустошению из-за двух человек? Почему столько правоверных мусульман должны погибнуть из-за наших споров? Лучше нам встретиться в чистом поле, чтобы показать свою доблесть».
Ну и там всё как положено — подпись, печать, место и время «стрелки», неподалёку от крепостной стены.
Единоборство в степи было — делом почетным и благородным. Тамерлан, к вящему ужасу своего генералитета и духовных лиц, вызов принял.

«Он облачился в легкую броню, препоясался мечом, закинул на спину щит, вскочил на коня и в своем царском шеломе направился к городу. Препоручив себя Господу, он без всякого сопровождения приблизился к краю рва и пригласил Юсуфа помериться силами. Но тот, предпочтя жизнь чести, не дал ему никакого ответа», — рассказывает свидетель тех событий.
Тимур. Правда, в полной (тяжелой) боевой выкладке (Иллюстрация из открытых источников)
Тимур. Правда, в полной (тяжелой) боевой выкладке (Иллюстрация из открытых источников). Вот уж поступок, так поступок. Можно бесконечно спорить о его целесообразности, но мне он кажется оправданным. Хоть и очень рисковым. На стенах сотни лучников, арбалетчиков, стреломёты опять же. Сдай у кого нервы — и всё, пишите письма. Броня-то легкая, для поединка чести, а не для войсковой свалки... Из ворот может выметнуться конный отряд фанатиков-«камикадзе», чтобы ценой своей жизни попытаться порешить Тимура. Но Великий Амир, прождав положенное время, подписал смертный приговор Юсуфу: «Кто нарушит слово, тот умрёт!». И ускакал. Юсуф Суфи, отвергнутый собственными воинами и знатью, через три недели помер. Как говорят — от стыда и позора. Поскольку такого диагноза не существует даже в современной медицине, — скорее всего, покончил с собой. Или помогли. Ургенч через три месяца был взят штурмом, разграблен, правда, без обычной для Тимура кровавой бойни. В это верю с трудом. Скорее всего, его сдали. Тимур никогда не щадил города, чьи стены были политы кровью его воинов. Тут он был примерным монголом, без исключений.
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Рисковал Тимур? Да, очень. Но по-другому, видимо, нельзя было. Во-первых — по вопросам чести. Не прими он брошенную перчатку — монголы его армии крепко бы задумались о репутации своего командира. Во-вторых — чисто по стратегическим соображениям. Ургенч — крепкий орешек, с высокими стенами, многочисленным гарнизоном, весьма боевитым населением (через 10 лет они это доказали бунтом, погубившим город). На улице — февраль месяц, не самое удачное время для длительной осады. Сломить боевой дух защитников — вот главная задача. Тимур был уверен, что поединок он вывезет без проблем. Задумавшись о свойствах этого человека, сразу же вспоминаешь о его физической силе и боевом опыте. Терзаемое с молодости болями, покалеченное тело Великого Амира обладало необыкновенной выносливостью, способно было терпеть холод, жару, усталость, жажду, голод, попойки, бессонные ночи. На крепкой закваске из небывалой силы воли.
Но… Всего лишь одна меткая стрела или арбалетный болт… Смерть прошла уж очень близко.  https://zen.yandex.ru/media/id/5ef8896c0d13dd78e21972de/velikii-timur-na-volosok-ot-gibeli-odin-protiv-diujiny-5f06f4012560b35f99764d90                                                                                                                                                 
Великий Тимур на волосок от гибели. Атака во время молитвы...
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Великий Тимур был одним из самых знаменитых воинов своего времени, необычайно храбрым и умелым, его личная отвага — неоспорима и абсолютна. Глупостью было бы утверждать, что причиной тому являлась самоуверенность, фатализм или вера в неуязвимость. Подробно изучив его молодые годы, понимаешь — он был таков от рождения. А став лидером, — понял, что в бою надлежало подавать пример самым суровым воинам, взращенным на Ясе Чингисхана. Свое право командовать этими отчаюгами он получил не по праву рождения. Сын мелкого бека, «ублюдок-метис» для упёртых чистокровных монголов-ортодоксов; «дженте-разбойник» из монгольских захватчиков для оседлого тюркского населения… Чем можно завоевать сердца и уважение первых? Заставить признать своё право повелевать — вторых? Только личной доблестью. По-другому в те жестокие времена — никак.
Итак, очередной эпизод, когда Великий Амир едва разминулся с костлявой. Предыстория от недалеких историков такова: «Персидский шах Мансур Музаффари в своем послании назвал Тимура «узбеком», «железный хромец» сильно оскорбился, что и стало поводом для совершения похода на персидский Шираз, в результате чего город был разрушен и подвергнут разграблению». Эту версию смело спускаем в ватерклозет. Что значило слово «узбек» в те времена — мы не знаем. Оскорбился Тимур не из-за послания, а из-за участившихся набегов в свои земли. И мятеж в землях своих вассалов он отправился подавлять.
Было так. Шах Шудж Музаффара, султан Фарса, Кермана и Исфахана (персидская провинция Фарс) долгие годы союзник Тимура, летом 1384 года — умирал. После разгульной жизни, полной вина и женщин, этот мирный человек, покровитель великого поэта Хафиза — обратился к Тимуру с предсмертной просьбой, поручая тому защиту своей земли и семьи. Тимур согласился, но вассальной присяги от наследника не дождался. Три года этот вопрос поднимался в дипломатической переписке, терпение лопнуло, новый султан Фарса получил прямое указание явиться к Тимуру, подтвердить союзный (вассальный) договор. Визит тот проигнорировал, отделавшись посольством. Потом был поход Тимура на Исфахан, бунт горожан после сдачи города, страшная резня и пирамиды из голов.
Картина В.В. Верещагина «Апофеоз войны» (Иллюстрация из открытых источников)
Картина В.В. Верещагина «Апофеоз войны» (Иллюстрация из открытых источников). Потом была мирная капитуляция Шираза и Кермана, назначение новых правителей. Присяга от родственников покойного шаха Шунджа, раздача им слонов и плюшек городов и деревень в кормление. Всем, кроме одного — племянника Шах-Мансура ибн Шах-Махмуда. Тот избежал исфаганской резни и скрылся в горах. Воин был — знаменитый, полководец — расчетливый и умный, правитель — жестокий и мрачный. Тимур в миниатюре.
Воспользовавшись тем, что Великий был отвлечен войной в Средней Азии (1388-1392 гг.), Шах Мансур молниеносными походами отнял владения у большинства своих родственников и спустя три года стал единолично господствовать над Хузистаном, Фарсом и Исфаханом. Немедля приступил к потрошению земель Тимура, тревожа набегами пугливое население Междуречья. В 1393 г. Тимур решил покончить с наглецом и двинулся в карательную экспедицию. Летописцы отмечают, что Великий Амир сменил свой личный штандарт с тремя кругами — на другой, с серебряным драконом.
Война в горах была очень тяжелой и заняла всё лето. Тут и знаменитая неприступная крепость Калаии Сафид; и лесные дебри, которые можно было пройти только с топором; и многочисленные отряды исмаилитов-шиитов, потомков знаменитых ассасинов. Наконец, пробившись через все заслоны, Тимур подступил к Ширазу.
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Неподалеку от стен города произошла решительная битва. Перед началом сражения Тимуру удалось подкупить одного из главных эмиров Шаха Мансура (любимый трюк Великого, впоследствии на него попался Тохтамыш на Тереке и Баязид I Молниеносный в Ангорской битве). Исход сражения был предрешен, войско Тимура приступило к преследованию ускользнувшего смутьяна. Как именно произошла битва, в которой Великий Амир чуть не лишился жизни, — не совсем понятно, источники предлагают несколько версий. Не буду повторять слова явных ненавистников Тимура, равно как и утверждения слишком льстивых хронистов. Выберу что-то посередине, наиболее правдоподобное и логичное. Как я это понимаю.
После битвы под Ширазом, Тимур находился в лагере воинов своего младшего сына Шахрука. Только с малым числом личных телохранителей. Петля загонной охоты на Мансура была затянута, многочисленные отряды обложили огромный периметр, ожидая рассвета, чтобы завершить начатое накануне. Но Шах решился на смелый и вроде бы безрассудный шаг. Вот ведь отчаюга! Мог пробиться в любом другом месте из окружения, но нет — выбрал лагерь, где развевался штандарт Тимура. Убить предводителя — значит, победить. В сражении и в войне.
(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников). Когда немногочисленные мусульмане с Тимуром отдалились от основного лагеря и стали творить утреннюю пятничную молитву, из леса выметнулись четыре тысячи хорезмийцев. Основная масса конников ударила по просыпающемуся лагерю, рубя и сея панику. Тимур с телохранителями и оказался отрезан от главных сил.

«Шах Мансур, приблизительно с пятьюстами хорошо вооруженных всадников, подвязанными колчанами, с саблями, копьями и булавами в руках, как обреченный на смерть, бросился на верное его величеству войско. Шах Мансур пытался ударить мечом его хаканское величество, но Хумари-есаул и Таваккул-баварчи бросились между ними и отвратили эти удары. Один удар шаха Мансура пришелся по Хумари и немного ранил его. Пробившись вперед, он дважды скрестил саблю с мечом Великого Амира. Будь шах Мансур удачливее, победа была бы за ним; выбей он Тарагаева сына из седла, дело бы решилось в его пользу. Но удары цели не достигали; шлем был прочным, и Тимур с коня не упал. Воины поспешили ему на выручку и его спасли».
Пожалуй, Шах-Мансур был единственный воин, который столь близко подобрался к голове Великого. Достойный соперник для искушенного в воинском мастерстве Тимура. О кончине отважного эмира историк Гийас ад-дин сообщает следующее:
«Мансур был окружен. Когда все его сподвижники пали, он продолжал сражаться в одиночестве. Одна стрела попала ему в шею, другая — в плечо, он был ранен саблей в лицо и тем не менее продолжал драться. Наконец его стащили с коня. Нукеры Тимура бросились, чтобы взять его в плен и снять кольчугу, еще не зная, что это шах Мансур. Тогда он сказал: «Я тот, кого вы ищете. Я шах Мансур. Дайте мне напиться и отведите живым к его величеству, потому что я Мансур — «победоносный». Но нукеры не обратили внимания на эти слова, ударили саблей по обнаженной голове и убили его».
Со смертью Мансура пресеклась династия Музаффаридов. Ему отсек голову и бросил ее к ногам Великого Амира младший сын Тимура, юноша Шахрук, которому едва исполнилось семнадцать лет...  https://zen.yandex.ru/media/id/5ef8896c0d13dd78e21972de/velikii-timur-na-volosok-ot-gibeli-ataka-vo-vremia-molitvy-5f085011bed905426ec9dd18
Tags: биографии, искусство и культура, история, люди и этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments