Давид (bolivar_s) wrote in hist_etnol,
Давид
bolivar_s
hist_etnol

Category:

Удивительные существа пермского периода. Части 1-3

Пять удивительных существ пермского периода


Последний в палеозойской эре пермский период начался 299 и закончился 252 миллиона лет назад. Время было тяжёлое, сложное. Как, собственно, и всегда. Предыдущий период — карбон — знаменит образованием рекордного объёма угольных залежей. Ударные темпы минерализации углерода привели к падению концентрации углекислоты в атмосфере, парниковый эффект ослабел и планета начала стремительно замерзать. Оледенение продолжало развиваться и в перми. Атмосфера в начале периода ненадолго по составу приблизилась к современной, климат же являлся ещё более морозным и сухим, чем во времена наступлений ледников четвертичного периода.

...Трудно представить ящеров в заснеженных или покрытых барханами пустынях. Или хотя бы в тайге. Да и ненужно представлять. Развитие биосферы тогда не дотягивало до современных стандартов. Предназначенные для колонизации территорий с неблагоприятными природными условиями растительные и животные формы жизни в перми просто отсутствовали. Планета, кроме сравнительно тёплых и влажных тропических регионов, опустела. Исчезновение львиной доли лесов способствовало новому накоплению углекислоты в атмосфере, и к концу периода стало значительно теплее.
Австралерпетон
Австралерпетон
Земноводные в перми все ещё играли заметную роль. Пресные водоёмы плотно занимали лабиринтодонты. И было их много. Как в смысле видового разнообразия, так и просто по массе. Похожие на крокодилов существа по старинке метали икру в воду и значительную часть кислорода получали благодаря кожному дыханию. Питались они как рыбой, так и друг другом. Как это принято, например, у щук сейчас, молодь, охотящаяся на моллюсков, червей и членистоногих, обеспечивала пищевую базу крупным особям. Угрозы для сухопутных животных лабиринтодонты не представляли. Разве что для мелких, которых сразу можно было проглотить. Но и сами они были относительно невелики. Австралерпетон — примерно 2.5 метра, большинство же других видов — значительно меньше.
Австралобарбар
Австралобарбар
Господствующее положение на суше в эпоху перми занимали животные отряда терапсид. Вопрос, можно ли их считать рептилиями, остаётся дискуссионным, так как родство предков млекопитающих с остальными отрядами класса рептилий слишком уж отдалённое. С настоящими зверями звероящеры, впрочем, тоже ещё имели мало общего. Расположенные по бокам тела, а не под ним, ноги не позволяли им передвигаться быстро. Сначала, только зубы выдавали скрытые амбиции терапсид. Если у рептилий (исключая современных змей) это однообразные колышки, то звероящеры уже умели как наносить укусы клыками, так и жевать пищу коренными. Австралобарбар, впрочем, изогнутыми клыками не кусался, а выдёргивал из почвы сочные корневища. Это было маленькое и мирное существо размером с зайца.
Антеозавр
Антеозавр
Господство терапсид зримо воплощал антеозавр: настоящий гигант, суперхищник пермской эпохи. Его длина достигала 6 метров, а масса полутонны. То есть, с крупного медведя. Всего лишь. Дикая, но почему-то владеющая множеством умов концепция, согласно которой гравитация на Земле в прошлом была ниже, что позволяло существовать гигантским растениям и животным (нет, не была), игнорирует тот факт, что в предшествующие юре эпохи животные значительно уступали современным по размерам. Однако, для своего времени антеозавр был потрясающе эффективен. Прогрессивные зубы позволяли ему не только легко убивать добычу, но и расчленять её на удобные для разжёвывания и заглатывания части. «Классические» рептилии до сих пор испытывают затруднения в этих областях.
Антодон

Антодон
Помимо предков млекопитающих, черепах, ящериц и множества прочих ныне здравствующих или уже вымерших таксонов, в перми встречались ещё и представители обширной и разнообразной группы парарептилий. То есть, рептилоподобных тварей, произошедших от амфибий с разной степенью успеха и, часто, своим особым путём. В прошлом, к группе парарептилий относили и предков черепах, но позже было установлено, что черепахи не настколько оригинальны. Представитель подотряда парейазавров антодон являлся растительноядным существом до 1.5 метров в длину. И хотя хищные терапсиды бегать ещё не умели, двигались они достаточно быстро, чтобы вызывать у антодона обоснованное беспокойство. Не имея желания упражняться в скоростном уползании, парейазавры защищали спину подкожными костяными пластинками. По многим признакам именно антодон имел наибольшее сходство с черепахами, хотя и лишь конвергентное. Предками черепах парейазавры не были.
Архозавр
Архозавр
...И у динозавров тоже были предки. Удалённые от них в такой же степени, как терапсиды от млекопитающих. В пермском периоде жили архозавры — ничем, как кажется, не выдающиеся ещё ящеры. Ни разу не гигантские. Не крупные даже по меркам своей эпохи. Но уже отличающиеся более лёгким и грациозным, чем было принято в их времена, сложением. Несмотря на то, что их ноги ещё не были убраны под корпус, — а в перспективе именно это изобретение обеспечит динозаврам подавляющий перевес над конкурентами и длительное господство на суше, — архозавры уже значительно превосходили проворством терапсид, хотя и решительно уступали им в вооружении… Но предки динозавров сделали лучший выбор. Ключ к увеличению размеров — способность передвигаться, несмотря на большую массу.  https://zen.yandex.ru/media/id/5dcfb8b4452197271c9be3ae/piat-udivitelnyh-suscestv-permskogo-perioda-5f18044dca0a2e018e7966b5                                                                         
ТОП-5 самых странных существ пермского периода

Пермский период (299-252 миллиона лет назад) выделяется в геологической истории Земли, например, тем что он… пермский. То есть, назван в честь российской губернии, а не английского графства или швейцарского кантона. Уральскую топонимику в своей основе имеют и названия всех ярусов перми. В Западной Европе плохо с отложениями соответствующей давности. Кроме того, среди всех периодов палеозоя и мезозоя именно ранняя пермь отличалась климатом и атмосферой наиболее близкими к современным стандартам. Если иметь в виду моменты самых лютых четвертичных оледенений.
Что же касается странности, необычности, удивительности… то рекордсменами в этой области являются все животные пермского периода. Прямо по списку (так что, по списку и пойдёт). Поскольку сам мир этой эпохи, как и все до единого его обитатели, безмерно далёк от привычных ожиданий, связанных с «эпохой динозавров». Не было тогда динозавров даже в проекте. Как не было уже и кишащих гигантскими насекомыми джунглей карбона. Пермь — это нечто очень особое. Период разрывающий шаблон.
Биармозух
Биармозух
Биармозух являлся типичным, а тем самым и удивительным, хищником эпохи господства звероящеров. Представлявших собой комбинацию тела гигантского варана с головой тигра разной степени саблезубости. В соответствии с традицией своей эпохи был он совсем невелик, — куда меньше, чем принято ожидать от кровожадного ящера. Всего полтора метра в длину считая и хвост, — то есть, меньше волка. Зато, для существа с ногами всё ещё расположенными по бокам тела, биармозух был весьма проворен. И очень хорошо вооружён: сабельные клыки позволяли наносить тяжёлые раны живучим рептилиям и вскрывать чешуйчатые панцири. Не исключено также, что биармозухи охотились стаями.
Болозавр

Болозавр
Болозавриды относились к одному из многочисленных в перми отрядов парарептилий. То есть, рептиломорфов произошедших от амфибий не до конца и независимо от «магистральных» эволюционных ветвей. Чем они были удивительны? Во-первых, обычностью. В перми так выглядели массовые травоядные. Это были полуметровые похожие на игуан «ящерицы» (к современным ящерицам — чешуйчатым — они не имели никакого отношения). Во-вторых, тем что болозавриды — некоторые их них — первыми на планете научились бегать. Прочие существа двигались в лучшем случае рысцой, постоянно сохраняя две точки опоры. Болозавриды же приспособились обходиться только одной точкой и удирали от хищников на двух ногах. С точки зрения техники, это самый простой способ бега. Галоп не сразу дался даже млекопитающим. Позже и динозавры освоят именно бипедальный бег.
Брадизавр
Брадизавр
Помимо мелких травоядных, разумеется, в перми имелись и крупные. Такие, как трёхметровый брадизавр. Это тоже была парарептилия, но из отряда парейазавров. Брадизавр удивителен тем, что по меркам перми действительно был очень крупным животным. Ну и, опять-таки, своей обычностью он тоже странен. Травожуйный танк, как он есть. Ни добавить, ни убавить. В последствии довольно удачную идею защищённого размером и панцирем травоядного будут не раз воплощать черепахи, динозавры и даже неполнозубые млекопитающие.
Бульбазавр
Бульбазавр
Бульбазавр удивителен своим названием, и тем, что с таким-то братским именем, происходит он, всё-таки, с юга Африки. Ну и внешностью тоже. Несмотря на то что она полностью зависит от особенностей чувства прекрасного у реконструктора, неизменно получается что-то невыразимо странное… Что, впрочем, и для других звероящеров характерно. Консенсус достигнут лишь в отношении того, что были они яйцекладущими и детёнышей не молоком не выкармливали. Но по поводу поддержания ими постоянной температуры тела существуют разные мнения. Вероятно, разными мнения по данному вопросу были и у самих зверозавров. Скорее всего, одни терапсиды уже носили шерстяной покров, а другие нет. Зато, уж устройство черепа определённо — без вариантов — свидетельствует о наличии у звероящеров кожистого собачьего носа. Конкретно у бульбазавра — необычайно большого и странновато расположенного. Предположительно, с помощью чрезвычайно тонкого обоняния саблезубый протозверь размером с енота искал пищу в лесной подстилке.
Быстровиана
Быстровиана
К очень многочисленным в перми рептиоморфам относилась и двухметровая быстровиана. Отряд хрониозухий, к которому она принадлежала, сочетает черты рептилий и амфибий таким образом, что представляет собой классический образчик переходной формы... Это странно, но очень многим, почему-то, не хватает переходных форм... Переходным являлся и образ жизни быстровианы. Эти парарептилии определённо жили у воды (причём, как и положено амфибиям, только у пресной), прекрасно плавали, и в воде, вероятно, спасались от естественных врагов. Однако, строение их тела и развитие органов чувств указывает на неприспособленность к охоте на плавающую добычу. Таким образом, конкурентами лабиринтодонтов хрониозухии не являлись. Пищу они искали на берегу, чем их рептильные черты и были обусловлены.   https://zen.yandex.ru/media/id/5dcfb8b4452197271c9be3ae/top5-samyh-strannyh-suscestv-permskogo-perioda-5f1a66b2aecb5c1738da61c5                                                                                                                                             
Летающие ящеры за 100 миллионов лет до птерозавров

Пермский период (299-252 миллиона лет назад) был, видимо, самым холодным и засушливым за последние полмиллиарда лет. Что не особенно беспокоило животных. Ведь, по установившейся ещё в карбоне традиции населяли они лишь сравнительно тёплые и влажные регионы. Жизнь всё ещё была очень тесно связана с водой, и рептилии, совсем ещё недавно бывшие амфибиями, избегали от неё удаляться. Плотность четвероногого населения была очень велика на берегах рек и в самих реках, но резко падала на водоразделах. И несмотря на то, что у господствовавших тогда звероящеров не обнаружено каких-либо специальных приспособлений для плавания, образ жизни многих из которых считается «полуводным».
Как всегда в периоды оледенений площадь продуктивных морских мелководий в перми сократилась. Но это лишь обострило борьбу в океане. Членистоногие продолжали стремительно терять позиции, отступая на малопрестижные нижние этажи пищевой пирамиды. Трилобиты, до того уже два периода старательно вымиравшие, наконец всё-таки вымерли, а некогда пафосные ракоскорпионы измельчали и, покинув поле боя, пытались укрыться в реках. Главным же стал конфликт между головоногими и акулами. Протекала он с некоторым преимуществом акул, но решительных результатов не имел. Уступив лишь ниши гигантских и крупных хищников, аммониты сохранили чрезвычайно сильные позиции и продолжали самым вызывающим образом процветать.
Вейгельтизавр
Вейгельтизавр
Пермь являлась эпохой звероящеров, амфибий и рептиломорфов, однако, и диапсиды - настоящие «классические» рептилии, от которых позже произошли динозавры, крокодилы и чешуйчатые, тогда, разумеется, существовали. Роль они ещё играли сравнительно скромную, и походили большей частью на ящериц. Но и у ящериц бывают амбиции. Вейгельтизавры, например, первыми из позвоночных, овладев техникой планирующего полёта, начали осваивать воздушную среду. В последствии именно из среды диапсид выделятся птерозавры и птицы, но и старые методы не будут забыты полностью. Планирующие ящерицы существуют и в нашу эпоху. Разумеется, они не потомки вейгельтизавров, а лишь пример конвергентной эволюции.
Галеп
Галеп
Уделять внимание принято в первую очередь гигантам… Но в пермском периоде таковых не было. Даже просто сравнительно крупные животные являлись редкостью. В основной массе были невелики и терапсиды. А часто и откровенно малы. Что, впрочем, и среди современных млекопитающих отнюдь не редкость. Тридцатисантиметровый звероящер галеп, например, мог бы послужить прообразом знаменитой саблезубой белки. И действительно, жили эти терапсиды, как и белкам и положено, на деревьях. Но не собирали жёлуди, которых в то время ещё не существовало, а свирепо охотились. На условных «ящериц» и жуков. Жуки-то в перми уже были безусловные.
Геликоприон
Геликоприон
Геликоприону уже посвящалась отдельная статья. Однако эта специализирующаяся на истреблении хорошо бронированных аммонитов и оборудованная для этой цели удивительным зубным диском акула заслуживает дополнительного упоминания. Например, как самое крупное из существ пермской эпохи. Предположительно, её длина могла достигать 12 метров. Реконструкции имеющих хрящевой скелет акул ненадёжны, так что оценка может быть и сильно преувеличенной. Но даже в этом случае титул самого большого чудовища пермского периода геликоприон не потеряет. Ну… хотя бы из-за отсутствия других претендентов.
Георгентайла
Георгентайла
Георгентайла — просто маленькое земноводное. Настолько маленькое и заурядное с виду, что… это даже хорошо. Для неё. Земноводных и близких к ним рептиломорфов в перми было пруд пруди. Но пермь оказалась последней эпохой, когда амфибии играли существенную роль в биосфере. Земноводные стремительно устаревали, и массированное вторжение рептилий на их территорию уже было не за горами. И тогда лишь скромным и незаметным наследникам георгентайлы суждено будет выжить, найдя укрытие от общей судьбы в водоёмах столь незначительных и нестабильных, что никто не позарится на них. Проще говоря, современные лягушки и саламандры — потомки георгентайлы или её близких родственников.
Горыныч
Горыныч
Для звероящера иметь заимствованное из русского языка и даже из русской мифологии название — это нормально. И хотя на дракона горыныч, конечно, не тянул, но по меркам пермского периода при длине целых три метра даже с одной головой и без огненного дыхания он попадал в категорию крупных хищников. Равных по положению современным тиграм или львам, хотя массой он лишь немного превосходил волка. Ведь, три метра — это с хвостом… Впрочем, размеры — не повод горыныча недооценивать. Зверь он был свирепый. Современные волки питаются преимущественно полёвками. Звероящер же охотился на крупную дичь. Потому что не обладал достаточными для ловли шустрой и скрытной мелочи проворством и остротой чувств. Зато располагал весьма грозным набором зубов, тогда как современные ему рептилии, даже сравнительно большие, оставались бойцами весьма слабыми. 
>>>> СЛЕДУЮЩАЯ ПЯТЁРКА
https://zen.yandex.ru/media/id/5dcfb8b4452197271c9be3ae/letaiuscie-iascery-za-100-millionov-let-do-pterozavrov-5f1c25ebb646dd546e3d6445                                                       
Tags: животные, искусство и культура, палеонтология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments